Вы только послушайте!

С 1 августа 2011 г. чешские СМИ получили право обнародовать информацию, полученную в результате прослушивания телефонов, если будет признано, что эта публичность служит интересам общества.
Речь может идти о коррупции и других уголовно наказуемых деяниях политиков либо иных государственных деятелей. Это следует из поправок в Уголовный кодекс ЧР.
Несмотря на принятие поправок к кодексу, нельзя сказать, что чешские парламентарии развязали руки СМИ. Во-первых, СМИ по-прежнему не имеют права обнародовать информацию, полученную в ходе уголовного расследования. Исключение может быть сделано только в том случае, если общественная значимость обнародования такой информации превышает интересы и права одной отдельно взятой особы на охрану её личной жизни. Во-вторых, окончательное решение по поводу того, имеет ли право то или иное СМИ обнародовать полученную им информацию, будет принимать суд.
Самый скандальный случай, связанный с прослушкой, просочился в прессу буквально на днях. Газета Mladá fronta Dnes (MfD) написала, что восемь судей из города Дечик дали полицейскому Мариану Гудцу разрешение на отслеживание телефонных переговоров председателя Конституционного суда ЧР Павла Рыхекого, а также ближайших сотрудников президента Вацлава Клауса, а именно – главы его канцелярии Йиржи Вейгла и его секретаря Ладислава Якла. Это выяснилось во время инспекционной проверки МВД ЧР, причём у министерства есть обоснованные подозрения в том, что у полицейского был заказчик.

 

Некоторые чешские СМИ в буквальном смысле слова являются лидерами по обнародованию данных прослушивания телефонных переговоров. Другие занимают более сдержанную позицию. Так, Иштван Леко, шеф-редактор портала ceskapozice.cz, бывший главный редактор журнала Euro был скуп на ответы. «Мы не пользуемся данными, полученными при прослушке телефонов. Во-первых, эти записи могут быть обработаны, из записей могут быть вырезаны какие-то существенные факты, да и вообще это довольно рискованное дело», – заявил он в разговоре с «Пражским телеграфом».

Наталья Корнелюк
«Пражский телеграф»