Виктор Казаков: «Пишу о том, что меня волнует»

В холле гостиницы, где мы беседуем, малолюдно и тихо… Мы с Виктором Григорьевичем усаживаемся в креслах за столиком, обстановка располагает к беседе, мой визави – член Союза писателей РФ, Союза журналистов РФ, автор сборников множества документальных и прозаических произведений ждёт вопросов, но я решила сегодня их не задавать.  «Чего же вы от меня ждёте?» – в тихо заданном вопросе слышу нотки удивления. – «Хочу послушать Вас, мы будем просто беседовать».

 Возвращение к классике

Естественно, первое, о чем мы разговорились, это переезд писателя с семьей в Прагу. Наши соотечественники попадают сюда по разным причинам. Решение уехать из Москвы Виктор Георгиевич и Людмила Ивановна приняли после того, как оставили активную деятельность, ушли на пенсию, но прежде чем осесть в столице Чехии, поколесили по Европе и даже на некоторое время обосновались в Голландии. Прага покорила их, прежде всего, спокойным, размеренным ритмом, да и, как казалось тогда, было к чему приложить свою всё ещё кипучую энергию.

Первые азы предпринимательства ими были пройдены в Москве и первым бизнес-объектом семьи в Москве стал художественный салон-магазин изделий ремесленников и ювелиров. Вторым – стильный ресторан “У Фауста”, ставший особенно популярным у представителей богемы. Именно отсюда впервые транслировалась телепередача “Взгляд” и впервые в одной из телепередач оттуда в роли телеведущего выступил Сергей Бодров – младший.

Вот и в Чехии усилиями их семьи, в небольшом курортном городке Подебрады появился пансион «Радость», заботливо обустроенный и начавший приносить неплохие доходы. Но не тут-то было: через некоторое время разразившийся кризис поставил крест на бизнесе, и пансион пришлось из-за убыточности продать. Бизнес – бизнесом, но творчества Виктор Григорьевич никогда не оставлял. Уже здесь, в Праге в 2008 году вышел его трехтомник, содержащий шесть повестей («Литерный вагон», «Плавни», «Режимный город», «Конец Света» и «Соло на баритоне»). Несмотря на то, что годы берут своё, Виктор Григорьевич и Людмила Ивановна любят путешествовать на автомобиле, наведываются к друзьям в Германию, а совсем недавно побывали в Венгрии в курортном местечке Бюк.

Наша беседа плавно перетекает от житейских проблем к проблемам литературным, правда, не совсем обычным образом. Услышав мою фамилию, Казаков спросил меня, не родственница ли я шолоховского Давыдова? В его слегка прищуренных от улыбки глазах, улавливаю «смешинки» и мне ничего не остается, как ответить, что я его «внучатая племянница» и почти землячка – Давыдов донской казак, а я с Кубани. О творчестве Михаила Шолохова Виктор Григорьевич заговорил не случайно, – отсутствие повседневной суеты предоставило ему возможность перечитывать классику, он заново открывает для себя И. Гончарова, Ф. Достоевского, М. Булгакова, Н. Гоголя. Его внимание обращено к исторической литературе, к трудам А. Солженицына и Л. Гумилева. Прожитые годы и пережитые испытания позволяют ему по-новому осмыслить прочитанное. Нет, он не рассуждал о содержательной части романа «Поднятая целина», но ему точно удалось подметить мелодику построения языкового стиля шолоховского текста. Виктор Григорьевич озабочен тем, что чтение современной прозы не доставляет, за редким исключением, истинного наслаждения словом.

Новый мир

Писательский труд всегда привлекал Виктора Григорьевича: получив высшее филологическое образование в Кишинёвском университете, некоторое время учительствовал в педагогическом училище в Кагуле, потом была работа в районной газете, чуть позже – в «Советской Молдавии». В редакционных кабинетах «Советской Молдавии» было тесновато и шумно, как правило, рядом находились столы ещё трёх-четырёх коллег, поэтому, чтобы сосредоточиться, у Казакова появилась привычка оставаться после окончания рабочего дня и просиживать над редакционными статьями и очерками до глубокой ночи. Позже некоторые из очерков вошли в изданные им сборники, но первой «ласточкой» стала книга «И возгорится пламя», которая вышла в Кишинёвском издательстве в 1969 году. Потом будут ещё сборники, как например, о революционных событиях «С особым заданием», но это уже из московского периода жизни.

Довелось поработать Виктору Григорьевичу собственным корреспондентом газеты «Социалистическая индустрия», в сфере его внимания были такие области как Одесская и Николаевская, а также республика Молдавия. Деятельность собкором оказалась хорошей школой для будущего заведующего отделом публицистики журнала «Новый мир». В годы «хрущёвской оттепели» главному редактору Александру Твардовскому и писателям, публиковавшимся в «Новом мире», удалось на некоторое время «взорвать» затхлую общественную и литературную среду: только появление «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицына дорогого стоило! Но шестидесятые сошли на «нет», страна строила ударными темпами развитой социализм, хотя на самом деле – топталась на месте.

Именно в эти годы Виктор Григорьевич пришёл в коллектив «Нового мира». Журналом руководил писатель Владимир Карпов, бывший фронтовик. Казакову доверили заведование отделом публицистики и ввели в состав редакционной коллегии. Вот тут-то на его плечи легла вся мера ответственности за те материалы, которые присылали в журнал корреспонденты, которые могли позволить себе написать острый сюжет о каком-либо событии, в надежде, что коллеги оценят его смелость. Особо смелых, как правило, «поправляли» в редакции, а вот за спиной заведующего отделом уже никто не стоял, и никто не мог подстраховать от ошибки. Виктор Григорьевич назвал такую ситуацию «психологией последней инстанции» – партийная идеология не прощала журналистам ни политических, ни орфографических ошибок: допустивший их легко лишался должности.

Работа в «Новом мире» закончилась для Виктора Григорьевича с началом перестройки и приходом на должность главного редактора известного писателя Сергея Залыгина. Всё произошло согласно русской пословице «новая метла чисто метёт»: невзирая ни на какие заслуги и опыт, Залыгин сменил практически весь состав, пригласив в редакцию новых сотрудников, и большая часть журналистского коллектива разбрелась по другим редакциям и издательствам. Виктор Григорьевич перешёл на свою последнюю в официальном послужном списке должность в Союз писателей СССР, по иронии судьбы, прекратившего своё существование с распадом Союза и уходом Казакова на заслуженный отдых.

В эпоху перемен

В своих повестях Виктор Григорьевич рисует образы наших современников, на чью долю выпало жить в эпоху перемен, и пишет о том, что его больше всего волнует – о проблемах нравственности. О войне у Казакова нет повестей, но косвенно она в них присутствует. Так сложилось, что перед Великой отечественной семья Казаковых проживала в Белоруссии в небольшом городке Калинковичи, мама Виктора Григорьевича была учителем, а отец военным. Офицер Григорий Казаков служил в составе 10-й армии на самой границе у Белостока. В первые часы военных действий именно здесь шли тяжёлые оборонительные бои, с той поры судьба его не известна, он пропал без вести. Матери чудом в последний момент удалось вывезти семью в эвакуацию в Сибирь, в Кемеровскую область, там же Виктор Казаков учился в школе. А потом уж был Кишинёв, город его юности и надежд.

«А я вот принес свою новую книгу, недавно изданную здесь в Праге, в ней две повести: «Игра на деньги» и «Соло на баритоне». – «Непременно прочитаю»,- обещаю я. Первый же и самый строгий критик его новых литературных трудов – супруга Людмила Ивановна Касьянова. Мнению супруги Виктор Григорьевич доверяет, ещё бы: она – во-первых, киноактриса, член Союза кинематографистов. В её фильмографии «Дон Кихот», «Дом напротив», «Кочубей», «Во власти золота», «Люди на мосту». Во-вторых, она журналист, закончила факультет журналистики МГУ им. Ломоносова, защитила кандидатскую работу по искусствоведению, автор пяти книг, вела на телевидении авторскую программу «Клуб женщин», несколько лет работала главным редактором одного из творческих объединений «Мосфильма».
Казаков, по-прежнему, пишет тексты обыкновенной шариковой ручкой: «Так лучше текст чувствуется», – уверяет он, родоначальник династии журналистов: сын и внук пошли по его стопам – оба работают в газете «Вечерняя Москва». Стала журналистом и Анастасия, дочь Людмилы Ивановны. Семейная традиция продолжается, и это хорошо: им есть у кого поучиться истинному мастерству.

Линаида Давыдова

“Пражский телеграф”
www.ptel.cz