Спасение чешского языка. Два века назад чешский язык мог стать мёртвым

Сегодня мы с вами можем от души ругаться на непроизносимые чешские «Řehoř» или «nábřeží», на вечные háčky и čárky, можем умиляться чудным словам, взятым будто бы из русских былин. Мы дружим с этих языком, говорим на нём, делаем лингвистические открытия, – благодаря чешскому языку можно, например, понять, откуда взялось загадочное слово «прачечная». Сложно себе представить, что не найдись несколько отверженных патриотов почти два столетия назад, не видать бы нам чешского языка.

 

Чешский – Немецкий 0:1
Эту драматическую историю можно начать с насильственного вхождения земель Чешской короны в состав Австрийского государства. На бумаге чешский язык сохранял своё равноправие с немецким, однако кто платит, тот и музыку заказывает, а «платили» тогда австрийцы. Постепенно немецкий язык становился необходимостью для всех жителей многонациональной империи.
До конца XVIII в. огонь в очаге чешской словесности заботливо поддерживал орден иезуитов. Они хоть и вернули чехов-протестантов в лоно католической церкви, но сделали это методом «образовательной революции» – открыли сотни школ, гимназий, университетов, обучение в которых велось в ключе подчинения Риму, зато на чешском языке. В своих монастырях они хранили чешские литературные памятники Средневековья, знакомя с ними своих современников.

Защита переходит в нападение
Потом на венском престоле оказалась поклонница реформ Мария Терезия, которая запретила иезуитский орден и «прикрыла» их просветительскую деятельность. Её сын Йозеф II в свою очередь узаконил государственный статус немецкого языка.Чешский же язык, ограниченный начальными школами, начал захлёбываться в этом германском море.
Спасение утопающих, как известно, дело рук самих утопающих. За дело взялась чешская интеллигенция («будители») и начала процесс под названием «Чешское национальное возрождение», который относится к 70-м годам XVIII – середине XIXвв. С помощью науки и искусства чехи пытались возродить богатство своей родной культуры. Вдохновение они искали в истории, а также в трудах и помощи других славянских народов. Весомый вклад в обновление языка внесли, в том числе, и русские учёные и литераторы.

От чешского языка к чешской государственности
Языковеды и тёзки Йозеф Добровский и Йозеф Юнгманн составили немецко-чешский и чешско-немецкие словари, намекнув этим, что есть такой язык, как чешский и на него можно переводить немецкую литературу. Вскоре было основано Чешское королевское научное общество и музей. В 1783 г. был заложен первый чешский театр под руководством драматурга Йозефа Кайетана Тыла – «Сословный театр» («Stavovské divadlo»). На его сцене в 1834 г. была поставлена пьеса «Фидловачка», песня из которой стала в последствие гимном независимого чешского государства.
Карел Гинек Маха написал свой «Май» – жемчужину эпохи романтизма, Божена Немцова создала роман «Бабушка». Эти полноценные литературные произведения были написаны не на латыни или немецком, как раньше, а на чешском! Трудились и историки – Франтишек Палацки составил многотомный труд «История чехов в Богемии и Моравии», Павел Йозеф Шафаржик занимался историей славянских литератур.
Борьба чешской интеллигенции за независимость чешского языка вскоре переросла в борьбу остро политическую, т.е. за независимость самого чешского народа. Многие пострадали: в ссылку был отправлен, к примеру, поэт и журналист Карел Гавличек Боровски, признанный отец чешской журналистики. Опасность потери язык стала отправной точкой неукротимого процесса, приведшего в итоге к образованию новой страны – Чехословакии, а также к сохранению и обогащению чешской культуры.

Ольга Овчаренко
«Пражский телеграф»