Первый и единственный

В Праге открылся первый и единственный в Европе частный музей русского изобразительного искусства, созданный коллекционером Валерием Ларионовым.

 

Валерий Ларионов собирал коллекцию более двадцати пяти лет, при этом подавляющее большинство работ были найдены и приобретены им во время его жизни в Чехии. Так, например, Ларионову удалось купить сразу пятьдесят из пятисот пятидесяти работ, представленных в Праге на выставке в 1933 г., сообщает «Пражский телеграф».

На открытии музея соблись известные в Праге и неравнодушные к искусству люди – супруги Стариковские, Ирена Гумилевская, супруги Дзасоховы, Ольга Русакова, Андрей Фозикош и другие.

Главным гостем открытия музея была первый заместитель Государственной Третьяковской галереи, заслуженный деятель искусств РФ, академик Лидия Иовлева. За несколько часов до открытия музея с Лидией Ивановной встретилась шеф-редактор издательства «Пражский телеграф» Наталья Судленкова.

Лидия Ивановна, есть ли подобные музеи в других странах?

В Америке, в небольшом городке Клинтон, расположенном между Бостоном и Нью-Йорком, есть созданный одним американцем-энтузиастом музей русской иконы. Он купил заброшенное аббатство, сделал из него небольшой музей и очень гордится этим. Но частного музея русского искусства 19-го и 20-го веков нет нигде, есть только частные коллекции. Вообще никогда русское искусство в Европе особенно не собиралось. Поэтому я очень высоко оцениваю энтузиазм Валерия Ларионова.

Насколько высоко Вы оцениваете качество этой коллекции?

Это очень хорошая, добротная коллекция, из которой десяток работ я бы хотела иметь в Третьяковской галерее. У него есть несколько очень хороших работ известных художиков Михаила Нестерова, Ильи Репина, Василия Паленова, но большинство работ – это произведения, тоже вошедшие в историю русского искусства, но не высшего эшелона. И они тоже представляют интерес. Такие работы есть и у нас в Третьяковской галерее, и в Русском музее, и в других музеях. Эти художники как раз создавали тот самый фон, на котором рождались гиганты.

А работы в музее Ларионова подлинные?

Я нахожу, что у него, боюсь сказать на 100%, но 99,9% – точно вещи подлинные. Это добротная живопись, конечно, это не Третьяковская галерея и не Русский музей, но это частный музей. И честь и хвала Валерию Ларионову, что не спрятал это всё и не продал на аукционах.

Что Вы считаете наиболее интересными работами?

Нестеровская работа – просто хорошая, очень хорош Поленов, прекрасный Репин. Есть «Портрет сестры» работа сына Ильи Репина Юрия. У нас в коллекции Третьяковки есть его работы, но очень мало. Он был небездарным художником, но не состоявшимся, очень трагично закончившим свою жизнь. Но в массе своей собранные в музее работы – это добротные середняки, которые, собственно, и составляли картину повседневной жизни. Без этого среднего уровня, класса не могли бы родиться гиганты, по-моему экспозиция музея Ларионова достойна всяческого внимания. И когда Валерий приехал к нам в галерею и привёз каталог, я поняла, что очень интересно, важно и нужно.

А Вы знали раньше, что у Валерия Ларионова есть такая коллекция?

О том, что существует такой коллекционер, мы знали. Он к нам приходил на экспертизу в самом начале своей коллекционерской деятельности. Но какая у него коллекция, настолько ли она велика, чтобы создать музей, мы, конечно, не знали.

Вы были удивлены, когда узнали о создании музея?

Была обрадована, мне было интересно, что же он собрал в итоге. Я знаю, как трудно вообще коллекцию собрать. Даже у очень состоятельных людей собирание коллекции всегда сопряженно с большими сложностями. Есть уникальные частные коллекции, но никто из этих людей не открывает музеи, тем более ценен почин Валерия Ларионова.