Освобождение Праги: Роль Красной армии

Роль Красной армии в Пражском восстании российскими и чешскими историками воспринимается неоднозначно. Одни считают, что без информации о том, что советская армия на подходе, чешские повстанцы не решились бы на сопротивление, другие уверены, что пражане в любом случае взялись бы за оружие. Но факт остаётся фактом: на торжественном мероприятии, посвящённом очередной годовщине Пражского восстания, о Красной армии не было сказано ни слова. О роли советских бойцов в освобождении Праги мы спросили одного из членов Чешского союза борцов за свободу и очевидца тех событий – пражанина Антонина Штихи.

 

Антонину Штихе был 21 год, когда в 1945 году началось Пражское восстание. В то время он находился в районе Высочаны на северо-востоке Праги. За три месяца до этого ему удалось бежать из рабочего лагеря, где он проработал на фашистов всю войну. Первым делом он решил помочь справиться с изгнанием неприятеля из столицы. Он вспоминает, что восстание началось стихийно: люди начали срывать с домов вывески и надписи на немецком языке, а когда столкнулись с реакцией всё ещё находящихся в городе нацистов, бросились строить баррикады и отбирать оружие у солдат. Рассказывает Антонин Штиха:

Когда начались волнения, я примкнул к пешему батальону имени легионера Яна Чапека. Оружия у меня не было, поэтому командование послало меня и ещё нескольких молодых ребят в район Качеров, где была уже построена внушительная баррикада. Стрельба в этом месте продолжалась целый день, пока немцы не решили начать переговоры. Командир баррикады не знал немецкий, и я стал переводчиком. Договориться нам так и не удалось. Немцы сначала уговаривали нас заключить перемирие, но вскоре стало известно, что они ждут подкрепления. Как только стало ясно, что переговоры ни к чему не ведут, снова началась стрельба, и немцы оттеснили нас аж к нынешнему парку “На Езерке”, рядом со станцией метро “Панкрац”. Это оказалось для нас счастливым моментом: мы поймали несколько немецких солдат и разоружили их. Так у нас появилось оружие.

Вы описываете события 6 мая. На следующий день, 7 мая был подписан акт о капитуляции Германии, вступивший в силу днём позже. Вы, сражавшиеся на улицах повстанцы, знали об этом?

Мы узнали об этом позже, но по поведению немцев было понятно, что что-то не так. Они пришли к нам с попыткой перемирия снова, чтобы потребовать освободить подступы к парку. Позже я узнал, что они собирались отступить. Их посланник даже угрожал: «Если вы не сделаете этого, то мы казним пленных”. Мы им ответили, что если они это сделают, то мы уничтожим санитарный поезд в Вршовицах, который был у нас под прицелом. В общем, переговоры ничем не закончились.

Вы помните, как в город вошла Красная армия?

Красная армия вошла тогда, когда самые ожесточенные бои в центре Праги закончились. Если бы мы не сопротивлялись, а ждали, пока в город войдут советские солдаты и начнут ожесточенный бой с немцами, то Прага бы не стояла во всей своей красе на этом месте. Немцы воспринимали Прагу как последнюю возможность дать отпор советской армии. Если бы советские войска завязали бой в городе, сохранить его не удалось бы.

Алёна Маевая
«Пражский телеграф»