65 лет Победы. Анатолий Андреев: “ В тот год была ранняя весна …”

Когда Анатолий Алексеевич вспоминает ту победную весну 45-го года, ему с трудом верит даже его дочь. Но всё было именно так. Победе тогда радовалась сама природа, как-то сразу буйно всё расцвело, а ветки черешни ломились от богатого урожая. Эти воспоминания он пронёс через всю свою жизнь. В свои 87 лет Анатолий Алексеевич ещё полон энергии и оптимизма, он сам приехал в редакцию «Пражского телеграфа», чтобы поделиться воспоминаниями о страшной войне. О суровых буднях Великой Отечественной, светлом празднике Победы и о встрече спустя 65 лет в Санкт-Петербурге с защитниками блокадного Ленинграда Анатолий Алексеевич Андреев рассказал в интервью специальному корреспонденту «Пражского телеграфа» Марии Урсул.
– Анатолий Алексеевич, Вы помните, как началась война? Сколько Вам тогда было лет?
– Я родился и жил в Ленинграде. Когда началась война, мне было 18 лет. Прошло всего 2 дня, как мы закончили школу, и в ночь с 21 на 22 июня наш класс праздновал окончание учёбы у меня дома, собрались все мои одноклассники. Мы галдели, шумели, танцевали, а наутро, когда вышли на улицу, увидели в небе аэростаты, их много-много было , и шумели самолёты. Стало как-то неприятно , но никому и в голову не могло придти, что это война. Первое, о чём подумали, что проходят грандиозные учения. Потом было правительственное сообщение по радио. Вот так началась для меня война.
– Как Вы попали на фронт, ведь Вы были совсем мальчишка?
– Я поступил в военное училище авиационных механиков, училище называлось Второе Ленинградское им. Ленинского комсомола. Когда началась война, здесь стали готовить сержантов-механиков. За 4 месяца мы прошли ускоренное обучение, и меня с другом Лёшей Андриановым из Мурома отправили на Ленинградский фронт. Помню, когда нас отправляли на защиту Ленинграда, офицеры училища принесли пачки писем, чтобы мы их доставили в город. Тогда никто представить себе не мог, что творится в Ленинграде… И, тем не менее, почта работала, и письма доходили, я сам потом видел свои письма у отца.
– Как воевали? О подвигах тогда думали?
– Я находился на такой службе, где никаких подвигов не совершалось. Мы обслуживали военные самолёты, и подвиг, возможно, заключался в том, что это были очень тяжёлые условия службы – блокада, голод, холод страшнейший, работа на морозе (ночью делали навес, лампочку и работали), к рукам металл от холода прилипал, а летом комары.
– Что вам придавало силы, уверенность в победе?
– Общий коллектив. Я пришёл в уже знаменитый 158 истребительный авиационный полк, в нём было много героев: Харитонов, Штикань, Литавин и другие. Вот они-то и совершали героические подвиги, а мы помогали им тем, что готовили для них машины. Надо знать, что такое авиация! Авиационный полк – это большая семья, где на каждом лежит ответственность. Если кто-то один не сделает свое дело, то лётчик не только не выполнит своё задание, но может при этом и погибнуть. Поэтому взаимоотношения там были семейные, мы могли поругаться, могли и похвалить друг друга. Но, что интересно, никаких приказов я тогда не слышал. Когда я пришёл в полк механиком, а в моём подчинение были мастера много старше меня, а некоторые служили пятый год , они знали больше меня во много раз, и относились ко мне по-отечески. Лётчиков, офицеров во многих случаях тоже не называли по званию, а только по имени или по фамилии, потому что вот эти механики, мастера, они были старше, чем лётчики…
– Первые дни войны, наступление немцев по всем фронтам… страшно было?
– Нет. Не было страха. Просто не думали о страхе. Позже, когда начались налёты немецкой авиации на наши аэродромы, был под бомбёжкой, видел воздушный бой над головой. Тогда я проникся колоссальным уважением к каждому лётчику – простому или герою. Когда начались налёты, наш полк охранял ледовую трассу, сопровождал, вёл воздушные бои с противником… Мне довелось своими глазами видеть , как бесстрашно вели воздушные бои наши лётчики, как героически сражались девчонки-зенитчицы, о страхе просто некогда было думать.
– Была вера, что победим?
– Во-первых , все считали, что война будет короткой, что мы врага разобъём на их территории, я просто был уверен, что, в конце концов, победа будет за нами, не сомневался в этом. А подробно своих чувств не могу восстановить, тогда было столько забот, столько вопросов надо было решать, что не до того было.
– Где Вы встретили Победу?
– 9 мая я был на территории Польши со своим полком, в котором служил. Там-то мы и получили приказ об окончании войны . Нас построили, зачитали, и такое чувство радости охватило всех бойцов! Мы стреляли из всех видов оружия, высадили достаточно патронов, считая, что они больше не нужны. Но затем поступил другой приказ – немедленно перебазироваться в Чехословакию.
– Как вас встретила Чехословакия?
– Помню, как сейчас, сразу при въезде в Чехословакию, мы увидели вдоль дорог спелую черешню! Это после пяти лет войны, голода, когда самым лучшим фруктом был турнепс – сочная свёкла, которой кормят скот. Я попробовал её после войны – отрава страшная. Поэтому наша радость была вполне объяснимой. Мы подъезжали на машине, ломали веточки с черешней и ехали дальше, до следующей черешни. Это было большое счастье! У меня дочка живёт здесь с 70-ого года, и, когда я ей рассказываю, она не верит, говорит, что сколько помнит, не было здесь такой весны. Но в том -то всё и дело, что природа обрадовалась концу убийствам и насилию, весна пришла рано, всё зацвело.
– Бываете в Санкт-Петербурге? В городе, который Вы спасали от гибели?
– Я недавно приехал из Ленинграда. На встречу защитников Ленинграда, детей, переживших блокаду, живущих в разных концах земного шара, съехались ветераны из Америки, Германии, Франции, Швеции, России… Из Чехии вместе со мной была ленинградка, блокадница, или, как мы их называем, дети блокады, Ида Фрейдлин. Там приняли нас прекрасно, это действительно стало большим событием для участников войны в Ленинграде . Судьба разбросала нас по разным странам, прервались связи с Родиной, и тут – собираются все одногодки, кто немного старше меня, кто младше… У нас общие интересы, нам приятно было встретиться, собрались люди, живущие одними воспоминаниями, в самом дорогом для них городе, даже если они в нём не жили, это были свои люди по духу. Организация была на высоком уровне, приём был очень тёплым, программа пребывания разнообразна и увлекательна. А здесь, в Праге, нас чествовали в Российском посольстве и мне, вместе с другими ветеранами, были вручены именные часы от президента РФ.

 

ВСТАВКА: Андреев Анатолий Алексеевич, коренной ленинградец. В 18 лет стал защитником Ленинграда. Войну закончил в Чехословакии в 1945-м году. 30 лет отдал службе в армии, 8 лет проработал в Ленинградском морском училище, 20 лет преподавал в Ленинградском технологическом институте. С 1998 года проживает в Чехии.