Моравский Париж

На этот раз приглашаем вас в Брно, метрополию Моравии, в город, которому любители лёгкой, весёлой жизни присвоили эпитет «Моравский Париж». По городу прогулялся Андрей Фозикош.

Правда, один из ныне самых знаменитых в мире брненцев – Милан Кундера, волею судеб сам живущий в Париже, такое сравнение вряд ли разделяет, о чём можно судить по его версии происхождение названия родного города: «Бог сотворил город, посмотрел на него и сказал: “Бр-р-р-р… но, ладно…!». Простим Кундере такую самодеятельность, тем более что этимология названия Брно (во времена Австро-Венгрии это был Брюнн) действительно не совсем ясна: одни ведут ниточку от слова «brdno» – холмистая местность, а другие в начале всего склонны видеть слово «brnění» – броня, латы, или родственное «brániti» – оборонять. И то и другое имеет свои основания – холмов вокруг полным полно, а броня исторически была ещё как востребована. Однако, если латы со временем осели в музеях, то холмы остались: подъезжая к Брно с любой стороны, их нельзя не заметить.
Петров
Без одного из таких холмов, увенчанного двухбашенным кафедральным собором св. Петра и Павла, силуэт Брно непредставим. Если в вашем кармане завалялась десятикронная монета – вы можете сейчас же полюбоваться им. Имя холма – Петров, что, возможно, связано с его скальным основанием (гр. петрос = камень), которому 400 миллионов лет – учёные установили, что Брно лежит на осколке праматерика. Но, может быть, название пошло от святого Петра, потому что ещё в XII веке на этом месте, доминирующем центру Брно, стояла первая христианская святыня. Теперешний собор, выполненный внешне в стиле поздней готики и с внутренним барочным интерьером, является национальным памятником культуры. Знатоки латыни оценят цитату над входом в собор, начинающуюся словами евангелия от Матфея: «Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и я успокою вас».
Шпильберк
И второй брненский холм – составная часть своеобразия города. По аналогии с англичанами, пустившими гулять по миру афоризм «Мой дом – моя крепость», брненцы могут утверждать «Наш город – наша крепость». Речь о неприступной цитадели Шпильберк. Пожалуй, это единственная крепость в Центральной Европе, которую, несмотря на многочисленные попытки осады и захвата, никто и никогда не взял.
Здесь самое место для лирического отступления.
Казалось, ещё немного – и крепость должна пасть… Тяжёлые мортиры с каждым выстрелом неумолимо расширяли брешь в толстой стене, вблизи которой уже стоял, ожидая сигнала, ударный отряд отборных головорезов. Редкая ответная стрельба осаждённых не сможет их остановить. Штурм, продолжавшийся с раннего утра, должен стать триумфом шведов.
Но что это? Перекрывая рёв битвы, с высокой колокольни собора св. Петра и Павла вдруг раздался величавый колокольный звон. «Один, два… – вслух считал генерал на пригорке, наблюдавший осаду в подзорную трубу, – одиннадцать… не может быть! … двенадцать! О, майн Гот!».
Неужели в пылу битвы он потерял счёт времени? Вчера, в порыве великодушия, генерал отправил защитникам Шпильберка условие: продержитесь до полудня сегодняшнего дня – он снимает осаду, если же нет – пеняйте на себя…
Генерал вынул карманные часы, откинул золотую крышку и – опять «майн Гот!» – они показывали десять с хвостиком и стояли, он забыл их завести. Остается одно – сдержать слово офицера. «Горнист! – скомандовал он. – Труби отступление!»
И, знаете, отступили. В наше время никто таких обещаний давать, конечно, не станет, а выполнять тем более, но было это в далёком 1645 г., когда Тридцатилетняя война в Европе близилась к своему финалу, и воевать всем порядком надоело. А рассказанная история имеет продолжение: когда шведы ушли, оказалось, что их здорово надули: звонарь храма св. Петра и Павла отбил полдень на час раньше и тем самым спас город.
Вы можете не поверить рассказанному, но ведь не случайно городские часы Брно по сей день звонят полдень в 11 часов! И это ещё не конец: пару лет тому назад на центральной площади города – площади Свободы – установили «модерновый» хронометр высотой шесть метров, имеющий форму пули. Напрасно протестовали жители города, его отцы, не моргнув глазом, истратили на новшество полмиллиона евро. Всем плох чёрный монумент, это точно, но даже он настроен так, чтобы полдень в Брно начинался в 11 часов…
Но вернёмся к Шпильберку. Построенный в XIII веке по прямому указанию короля Пржемысла Отакара II, он был задуман как резиденция правителей Моравии. И всё сначала шло по плану. Здесь, например, восседал маркграф Ян Йиндржих – младший брат короля Карла IV, а в 1410 году крепость на короткое время становится центром Римско-германской империи. Но через несколько столетий Шпильберк уже не резиденция, а тюрьма. Для самых тяжёлых преступников. «Тюрьмой народов» станут его называть. Сейчас же на Шпильберке музей, рестораны, культурные акции, и, если подзабыть об истории, место очень даже романтичное, в самый раз для влюблённых.
Центр
Под Петровом с одной стороны и Шпильберком – с другой расположился центр Брно. Он переполнен зданиями эпохи Ренессанса, дворцами, изумительными монастырями и храмами. Рассказывать о них подробно – места не хватит. Рекомендую как-нибудь собраться да заехать посмотреть собственными глазами. Что и делает множество туристов – Брно, после Праги и Карловых Вар, является бронзовым призёром в этом смысле.
Ехать можно и индивидуалом, или семейством. Для них в этом году ввели новинку – в инфоцентре туристам выдают аудиогиды. Это такая электронная штучка, которая проведёт вас по городу и всё объяснит на понятном для вас языке. Достаточно идти по заранее разработанному маршруту и останавливаться на местах, отмеченных на тротуаре крестиками. Потом нажимать соответствующую кнопку – и слушать. Одна загвоздка, на русском аудиогид не говорит, не научили. Когда я спросил в инфоцентре, почему, ответ удивил меня: русские, мол, мало в Брно ездят. Среди туристов прим играют немцы. Ну, оно и понятно: Брно был долго, в основном, немецким городом, и только после последней войны радикально избавился от немцев. Их изгнание, как теперь признают, не обошлось без жертв.
Вновь позволю себе небольшое отступление.
Многих жертв стоило и освобождение Брно в апреле 45-го года. Жертв русскоязычных, для потомков которых не нашлось – надеюсь, пока – русских аудиогидов. Те, кстати, страдают ещё одним недостатком – не говорят о более близкой истории. А в ней русская составляющая довольно заметна. Например, недалеко от Брно находится Аустерлиц, ныне Славков. Много русских в 1805-ом там полегло, и поклониться их праху к «Могиле мира» приезжают тысячи россиян.
Стоят в Брно и памятники красноармейцам, почти 4 тысячи их похоронены на Центральном кладбище города, благодарные горожане возлагают к их могилам цветы… Но пять лет тому назад стали красноармейцы, даже мёртвые, мозолить кое-кому глаза. В городском районе Кралово Поле местные князьки устранили с памятника погибшим серп и молот, назвав их коммунистической символикой, и потребовали исключить монумент из списка памятников культуры. А под ним-то кости сотен погребённых. Лишь протесты общественности и нота посольства России заставили вернуть всё на свои места.
К слову сказать, общественность в этом смысле в Брно сильная и потерей исторической памяти не страдает. Наоборот, здесь активно работает клуб Красной Армии, который занимается восстановлением имён красноармейцев, павших при освобождении Чехословакии и числившихся неизвестными. В августе этого года президент Путин вручил представительнице клуба Соне Голечковой Знак отличия «За благодеяние». Между прочим, единственной иностранке среди награждённых.
Стоит сказать пару слов ещё о двух объектах в центре – о Старой и Новой ратушах. Старая ратуша является самым привлекательным светским строением в Брно. Этот дом с высокой башней, построенный ещё в начале XIII века и служащий ратушей с1343 года, постепенно расширялся и рос, что оставило на нём печать разных стилей. В проходе ратуши всегда толпятся туристы, пришедшие для осмотра двух самых оригинальных брненских достопримечательностей – крокодила и колеса.
Крокодил вообще-то называется «Брненским драконом» и вопрос, откуда он появился в городе, скрыт во мгле веков. Брненцам больше импонирует легенда, что это настоящий сказочный дракон, побеждённый их предком, но историки склоняются к версии, согласно которой чучело амазонского пресмыкающегося подарил городу в 1608 году некий князь Матиаш. Так или иначе, уход крокодилу обеспечен на уровне VIP, недаром он хорошо сохранился, хотя и висит всё время на сквозняке. Брненское же колесо, прикрепленное к стене рядом – это свидетельство того, какой рекорд можно поставить на спор: ледницкий столяр Йиржи Бирка сумел самостоятельно изготовить колесо и докатить его из Леднице до Брно, преодолев примерно 40 км. Всё это за один день – 14 мая 1636. Анналы, правда, умалчивают, что именно спорщик выиграл.

С приходом промышленной революции в XIX веке Брно переживает период бурного развития, его даже называют «Вторым Манчестером». Постепенно ратуша становится тесной для городских властей, и они перебираются в другое здание, получившее название Новая ратуша. Правда, название вводит в заблуждение – и она ровесник Старой ратуши, в здании изначально помещался Земский суд. Место, сыгравшее заметную роль в чешской истории. К примеру, в 1419 здесь состоялся генеральный сейм чешской короны, на котором гуситы отказались от послушания королю Сигизмунду. А ровно через два столетия в этом Земском суде было решено начать восстание против Габсбургов.
Соперник Праги
Несомненно, и в этом можно усматривать причину того, что Брно нередко претендовало на главенствующую роль в державе. Брненцы до сих пор ревниво поглядывают на привилегированную Прагу, дескать, у них больше исторических прав быть столицей, ведь именно в этих краях свыше тысячи лет тому назад расцвело Великоморавское княжество. Соперничество между Прагой и Брно иногда принимает анекдотичные формы. Например, пражане называют Брно «густонаселенным поворотом автострады, ведущей в Вену», намекая на то, что по населению Брно в три раза меньше Праги. А мораване при каждом удобном случае напоминают, что именно их полк стоял до последнего в битве при Белой горе.
В переломные моменты истории в жителях Брно просыпается желание заполучить автономию, появляются призывы к федерализации страны или даже угрозы отделением. К счастью, в наши дни это касается лишь небольшой националистической кучки населения, взгляды которой отражает слабенькая Моравская демократическая партия.
Однако некое подспудное стремление к обособлению давно привело к созданию своеобразного местного диалекта под названием «брненский гантец», служащего нередко источником недоразумений. Если вам, например, в Брно советуют сесть на «шалину», знайте – это трамвай, если скажут, что искомое вами место находится на том вот «берглу» – ищите холм. «Баух» в Брно – это живот, «цанцы» – глупости, «цунда» – мяч, короче, сами брненцы признают, что их «гантец» – это шведский, читаемый задом наперед. Ещё счастье, что все мораване хорошо знают и «иностранный язык» – чешский!
Перетягивание каната между Прагой и Брно, чем-то похожее на противостояние Москвы и Петербурга, надо сказать, всем только на пользу. Но некоторые первенства Брно неоспоримы, и тут не удержаться от их упоминания:
Выставочный комплекс
Выставки и ярмарки в его ареале проводятся круглый год. На самую известную Международную машиностроительную ярмарку крупнейшую в Центральной и Восточной Европе, которая проводится в начале осени, привозят экспонаты со всего мира, и открывать её неизменно приезжает президент или премьер.
Планетарий с обсерваторией
С помощью ЕС возвели брненцы за 92 миллиона крон нечто, стоящее на границе фантастики. Я был в планетарии на Коровьей горе (горожане перекрестили её на Монте-Бу-у) весной, и уже тогда его директор Йиржи Душек, желая приблизить уровень вверенного ему объекта, утверждал: «Даже слив воды в туалетах регулируется электроникой». А они строят дальше, заполучив недавно суперсовременное оборудование, которое умеет создать иллюзию путешествия в Космосе.
Брненский автодром
Настоящий магнит для мотоциклистов всех соседних стран. Когда здесь проводятся гонки серии Гран-при, в Брно съезжаются десятки тысяч фанатов и разбивают у автодрома огромный палаточный город.
Вилла Тугендгат
Входит в списки культурного достояния ЮНЕСКО, в ней был подписан договор о разделении Чехии и Словакии. Известна всем архитекторам, входит в учебники как образец модернизма в жилищном строительстве. Несмотря на высокую цену билетов – 14 евро, они проданы на полгода вперёд.
Верховный суд
Это пока единственный центральный орган государства, имеющий резиденцию в Брно. Судя по всему, репутация бывшего Земского суда возымела действие.
Но главное достояние каждого значимого города – это, конечно, люди. Каждый вечер они заполняют многочисленные кабачки и бары, театры и концертные залы, стадионы и танцплощадки, они – весёлые и жизнерадостные, с бокалом вина в руке или просто идущие в обнимку по тротуару, и создают своему любимому городу славу моравского Парижа.

«Чехия сегодня», № 171/2013