Ищете Вавилон? Поезжайте в Либерец

Я, конечно, знал, что чехи давно обзавелись собственной Венецией и маленьким Петроградом, что есть у них и своя Сибирь, и карманная Швейцария, но когда товарищ сообщил мне, что был в чешском Вавилоне, я не поверил.
«Ей-богу, это всего 90 км от Праги, в Либерце», – уверял он. Оказалось, речь идёт об аквапарке небывалой величины с множеством аттракционов, бистро, ресторанов, магазинчиков и собственной гостиницей. Настоящий город в городе. В один из выходных я взял внука и плавки и отправился на север. Репортаж Андрея Фозикоша

 Пришельцы и «сотники»

Либерец, областной город Либерецкого края, сигнализировал о себе издалека – футуристической телебашней на горе Ештед на границе городской застройки. Внучек заметил её первым, башня поразила его воображение основанием в виде летающей тарелки пришельцев, выдвинувших в космос серебристый шпиль антенны. Заглянув в путеводитель, он узнал, что туда ведёт канатная дорога, и уговорил меня начать нашу экскурсию именно с Ештеда. Время было обеденное, желудок требовал уважения, и я немедля согласился, не сомневаясь, что в летающей тарелке, как и везде в Чехии, будет ресторан. Естественно, был, а в придачу и гостиница. По периметру башни, из огромных окон которой открывался прекрасный вид на живописные горы и долы, расставлены столики. Усевшись, мы наблюдали редкие облака, до которых, казалось, рукой подать, и чувствовали себя небожителями.

«Эту башню построил архитектор Карел Губачек в 1973 году, – просвещал я недоросля в ожидании заказа. – Она признана лучшим сооружением Чехии XX века».

«Пан Губачек недавно умер», – сообщила обслуживающая нас официантка, услышав мои слова. На её фирменном фартуке красовался значок – силуэт башни и цифра 100. Интересуюсь, что это. «Я член клуба «сотников», – гордо пояснила она. Конечно, это не значит, что девушка в свободное время командует казачьей сотней. Просто с 2000 года энтузиасты возобновили давнюю традицию восхождения на Ештед (1012 м над уровнем моря), целью которых является пройти путь от основания на вершину сто и больше раз. «Я хожу на работу пешком, – пояснила официантка, – а это засчитывается». Можно ещё подниматься на велосипеде или воспользоваться фуникулёром, нельзя на лошади или автомобиле. Рекордсменкой этого своеобразного марафона является некая пани Манделикова, которая до 1937 года поднялась на гору 5000 раз. А в 1922 г. либерецкий альпинист Каушка совершил за один день 12 восхождений.

От Рейхинберга до Либерца

С обзорной площадки под башней хорошо видно, что город Либерец лежит в долине между Ештедским хребтом и Йизерскими горами. Как это чаще всего бывало, город возник на торговом пути. Пройти горы за раз с товаром было трудно, поэтому купцы облюбовали себе это место для передышки. Со временем здесь появились постройки, и к 1352 году относится первое письменное упоминание о поселении под именем Рейхинберх (Reychinberch), это нынешний Либерец. В 1577 г. император Рудольф пожаловал ему статус города.

Надо сказать, что хотя Либерец извечно лежал в чешских границах, его население было преимущественно немецким, но с появлением в городе чехов немецкое имя города постепенно коверкалось и в XIX веке дошло до чешского эквивалента Либерец, вступившего в официальные права с образованием самостоятельной Чехословакии. После присоединения Судет к гитлеровской Германии, город снова на время окрестили Райхенбергом, и в 1941 г. он даже взял шефство над немецкой подводной лодкой U-206. Многие жители города воевали в составе вермахта.

После войны немцев из города выселили на основании декретов президента Бенеша, и город стал чешским по составу, оставшись немецким по внешнему виду.

ЛИАЗы есть, а завода уже нет

Внук у меня любознательный, и по пути в «Бабилон», как по-чешски звучит упомянутый выше Вавилон – главная цель нашего похода, мне пришлось и дальше просвещать его по части истории Либерца.
Теперь это пятый по величине город Чехии, в нём живёт 105 тысяч жителей. Но был в прошлом Либерца «золотой век», когда впереди него была только Прага: в XVIII – XIX вв. город вышел в лидеры текстильной промышленности и в двадцатый век вступил с множеством костёлов, вилл, роскошных общественных зданий, мощёных улиц, рабочих кварталов, электростанцией.

Когда я упомянул имя либерецкой знаменитости Фердинанда Порше, здесь родившегося, внук оживился: у его необычная страсть к автомобилям – с трёх лет опознает любую марку. «Тот самый Порше?», – не верил он своим ушам, намекая на одноименный автомобиль.

Да, Либерец более 100 лет что-то значил в автомобильном мире, хотя Порше в Либерце только родился. В 1906 г. здесь было собрано первое легковое авто марки Linser. Через год в городе открылся настоящий завод Reichenberg Automobil Fabrik или RAF. Он выпускал лимузины, автобусы и грузовики. Перед Первой мировой войной завод стал филиалом младоболеславской фирмы Laurin&Klement. В пятидесятые годы в Либерце и в окольных городках возникло народное предприятие ЛИАЗ, производившее одноименные автомобили.

«ЛИАЗ знаю, – перебил меня внучек. – Он «Дакар» вместе с КАМАЗами ездит».

С сожалением поясняю, что это уже только остатки былой славы. Расцвет ЛИАЗа пришёлся на 70-80 годы, когда ежегодно с заводского конвейера съезжало около 13 000 грузовых автомобилей. «Бархатная революция» привела к упадку автозавода, и с 2010 г. в Либерце осталось лишь производство отдельных деталей.

«Вавилон»

В аквапарке, впечатляющем своим разнообразием и размерами, меня поразило обилие людей, несмотря на рабочее время. Этот разношерстный муравейник в самом деле походил на столпотворение, только в отличие от мифического Вавилона, здесь не работали – здесь развлекались.

Слышались чужие языки, в том числе русский, мелькали лица разных рас и народов. Оригинально решен вопрос входной платы. Детишки ростом до 100 см проходят под контрольной планкой бесплатно, коротышки до 140 см имеют значительную скидку, и только не вмещающиеся в этот габарит взрослые платят «по полной программе». Стоимость билета зависит от продолжительности пребывания в аквапарке и времени суток, и колеблется от 90 крон (за пребывание от 21 до 22 часов) до 320 крон (одноразовый вход без ограничения времени). Мы решили побыть здесь часок и заплатили 250 крон (за внука 90, а за меня 160).

После того, как внук вдоволь накатался на крутых горках, а я набарахтался в бассейне, мы немного прошлись по территории и чуть не потерялись в зеркальном лабиринте, одном из крупнейших в Европе, а потом задержались в залах, где очень наглядно демонстрировались физические особенности воды и принципы гидравлики.

Там я понял, что оплаченного часа для аквапарка мало, сюда надо приезжать на целый день, тем более, что для семьи из двух взрослых и двоих деток до 140 см роста это обойдется в 1050 крон.

Белые тигры и прогоревший чемпионат

Но нас ждала вторая достопримечательность Либерца – зоопарк. Он самый старый в Чехии и один из крупнейших в Европе. Из аквапарка к нему легко добраться на трамвае, что мы и сделали. По дороге я рассказал внуку о местном раритете: Либерц связан трамваем с близлежащим Яблонцем – признанным центром чешской бижутерии. Трамвайный маршрут №11 соединил эти города к 1 января 1955 г., сделав из них своеобразную агломерацию.

В Либерецком зоопарке мы видели животных со всех уголков планеты. Это настоящий туристический магнит – в год привлекает больше ста тысяч посетителей. Он гордость города. Когда в 1958 г. зоопарк постигло наводнение удалось спасти почти всех зверушек.

Дольше всего мы задержались у местной знаменитости – белых бенгальских тигров. Это чрезвычайно редкий вид, практически вымерший. Похвастаться бенгальскими тиграми могут лишь несколько зоопарков во всем мире. «Так вот почему хоккеисты Либерца называются «Белые тигры», – воскликнул внук, показав свои познания спортивного болельщика. Я тут же развил их, напомнив, что три года тому назад в Либерце состоялся чемпионат мира по лыжам. Зима тогда оказалась скупой на снег, и его пришлось свозить на лыжные трассы грузовиками. С чемпионатом Либерец справился, но осталось 100 млн. крон долга, платить который никому не хочется…

Но это я отвлекся: созерцать животных и их игры можно было до бесконечности, но солнце уже опускалось за горизонт, и напоследок мы зашли в тропический уголок, где над зарослями экзотических лиан парили стаи цветастых бабочек, порхали незаметные колибри и журчали, словно природные, искусственные водопады. Неплохо придумано.
Оставив на будущее не менее интересный Ботанический сад с его уникальной коллекцией орхидей, мы поспешили в центр города – надо же посмотреть архитектурные достопримечательности города.

Первенства и трагедии

Пользуясь передышкой, в трамвае я сообщил внуку, что Либерец часто шёл в ногу с прогрессом. Всего через 25 лет после полёта братьев Монгольфье (1783 г.) здесь, к примеру, стартовал первый воздушный шар. О другом первенстве я, правда, умолчал: здесь же был построен первый в Чехии крематорий – уже в 1917 году, когда законы империи ещё не разрешали кремацию. Сюда свозили покойников со всей Чехии.
Вопреки ожиданиям, центральная площадь города меня не порадовала. Казалось бы, взирай на прекрасное здание мэрии, возведённое в конце XIX века в стиле неоренессанса, и радуйся творению рук человека. Ан нет. Подойдя поближе, мы увидели мемориальную доску с рельефом танковых гусениц. Девять имён. Дата – 21 августа 68 года.

У доски стояла небольшая группа туристов, видимо, русских. Дата подсказала им, что находимся мы на месте трагедии, разыгравшейся в тот несчастный день, но её деталей они не знали. Советские танки пришли сюда из Польши, одна машина на центральной площади неуклюже развернулась и снесла угол одного дома. А потом произошло вообще невообразимое: на леса, возведенные для ремонта здания ратуши, взобрались любопытствующие пацаны; тут доска под кем-то из них треснула, экипаж танка принял это за выстрел и, заметив на лесах какие-то фигуры, открыл по ним стрельбу. Девять молодых жизней как не бывало.
Одна из туристок положила к подножию памятной доски розу, и группа молча удалилась.

Чтобы переключить внимание внука, я рассказал ему легенду, а может, и быль о том, что на этой же площади было лобное место, место казни. В далеком в 1544 г. некий Ганс Госс был приговорён за разбой к смерти. К помосту, на котором уже находились палач и осужденный, собрался народ. И тут одна горожанка стала просить у местного феодала для него милость взамен за обещание смертника жениться на ней, и, к радости присутствующих, феодал так и сделал. «Ещё не известно, выиграл ли от этого разбойник», – скептически прокомментировал легенду мой не по годам зрелый внук.

Мы успели ещё посмотреть пышно украшенную церковь Св. Распятия, изящный ренессансный обор Св. Антонина, старинные дома на улице Ветренной (Větrná), но время поджимало, и мы отправились обратно в Прагу. Летающая тарелка марсиан, приземлившаяся на горе Ештед, таинственно подмигивала нам огнями на прощание.