Игорь Захаркин: “Мы понимали, почему хоккейная сборная России пятнадцать лет не могла выиграть”

zacharkin

Тренировки, игры, поездки, работа на кафедре, наука, семинары и редкие встречи с семьёй. Это жизнь Игоря Захаркина, старшего тренера сборной России по хоккею и хоккейного клуба «Салават Юлаев».

 

А где-то в промежутках он успевает вытащить друга из сложной ситуации, почитать новую книгу и по просьбе автора написать рецензию, сходить на премьеру в театр…

В пресс-службе клуба «Салават Юлаев» сказали: «Если он не в отъезде, значит, в клубе, и встретиться с ним можно в любое время: Игорь Владимирович раньше всех приходит и позже всех уезжает из клуба».

После утренней раскатки Игорь Захаркин и встретился с собственным корреспондентом «Пражского телеграфа» Мариной Краснощёковой.

Игорь Владимирович, Вы хотели в детстве быть тренером по хоккею? Или всё же хоккеистом?

Я ещё в детстве очень хотел стать именно тренером по хоккею. И после окончания школы поступил в Центральный институт физической культуры. Окончил институт с отличием и сразу поступил в аспирантуру. Ещё во времена студенчества мне посчастливилось работать в составе комплексных научных групп, которые занимались исследованиями и разработками в области спорта. И я много общался с тренерами и игроками сборной по хоккею.

К 1980 г. Борис Михайлов закончил карьеру игрока и был назначен на пост главного тренера ленинградской команды СКА. Он пригласил меня поработать с ним. Наше сотрудничество дало неплохие результаты, мы хорошо провели сезон в чемпионате. Затем я успешно защитил диссертацию, и мы продолжили работу с Михайловым в СКА до 1986г.

Но у Вас за плечами и работа в сборной с Виктором Тихоновым?

Виктор Васильевич позвал меня в ЦСКА и в сборную. Я проработал с ним до конца 1988 г., когда мы выиграли Олимпиаду в Калгари. Какое-то время я преподавал на кафедре и позже работал с Федерацией хоккея России. К тому времени Борис Михайлов вернулся из Швейцарии и возглавил сборную, мы работали вместе и выиграли чемпионат мира в Мюнхене в 1993 г.

В этом же году мне предложили контракт в Швеции. И я с семьёй уехал за границу и работал там с различными командами с 1993 г. до 2004 г.
А в 2004 г. Слава Быков возглавил ЦСКА и пригласил меня поработать с ним. Мы были знакомы ещё со времен его игровой карьеры, и всё это время поддерживали отношения.

В чём заключается работа старшего тренера?

Работа хоккейного тренера – это работа с людьми. Зритель видит только вершину: хоккейный матч, где тренер стоит на скамейке, и руководит сменами состава. Но это в теории хоккея называется коучинг.

Основная тренерская работа ведётся за кулисами. Она включает в себя работу над функциональной подготовкой хоккеистов: развитие их физических качеств, силы, быстроты, выносливости, управление спортивной формой игроков. Это и индивидуальная психологическая подготовка, и коллективная психология, и решение конфликтных ситуаций, и выявление лидеров. Наша главная задача – создать предпосылки для того, чтобы спортсмен мог выполнять определённую работу на льду в течение длительного времени с высокой эффективностью.

Выиграв с Быковым два чемпионата мира, вы поставили очень высокую планку и вызвали поток не только положительных, но и критических откликов со стороны болельщиков, хоккейных аналитиков и журналистов. Как Вы относитесь к различным высказываниям в свой адрес?

Любые высказывания, как со стороны болельщиков, так и со стороны журналистов могут быть полезны в нашей работе. Иногда просто задаваемые вопросы наталкивают на размышления. Конечно, мы вдвоём много дискутируем, обмениваемся информацией, но нас только двое. А если критика обоснованна и аргументирована, мы стараемся перевести её в конструктивное русло.

Почему после пятнадцатилетнего перерыва нашей сборной именно под вашим с Вячеславом Быковым руководством удалось выиграть два чемпионата мира?

Мы изначально, когда брали сборную, понимали, почему Россия на протяжении пятнадцати лет не может выиграть. Российские хоккеисты – самые техничные игроки в мире, умеющие действовать индивидуально. Но на тот период времени было совершенно очевидно, что подход к формированию команды, тактическая подготовка, распределение ролей в команде – самые слабые её места. Кроме того, важный психологический аспект: мы считаем, что хоккеисты – это главные действующие лица на льду.
Мы дали психологический посыл команде, что для нас важна именно команда, а не отдельные игроки.

Скажите, Вам приходилось проявлять жёсткость?

Да, конечно. Вспомните тот момент, когда на ЧМ-2007 в команду не попал Александр Сёмин. Один из лучших игроков опоздал на сборы, не позвонил, не предупредил. Это как раз говорит о том, что мы установили командные правила игры: или ты следуешь им, или не выступаешь в команде.

Вы допускаете критику в свой адрес со стороны игроков?

Мы обсуждаем с игроками многие вопросы и всегда идём на открытую дискуссию. Мы предлагаем тактическую схему, и у любого есть право высказаться. Но после того, как решение принято, все демократические дела уходят в сторону, и идёт управление игрой и командой с нашей стороны.

Когда мы с Вами договаривались об интервью, Вы обмолвились, что Вам нужно подготовиться к раскатке. Что включает в себя такая подготовка?

Мы достаточно много внесли в российский хоккей. Это более короткие, интенсивные, разноплановые тренировки. У нас очень высокая вариативность тренировок, многие специалисты перенимают наш опыт. Мы взяли за основу нашей работы то, что все упражнения как бы моделируют те игровые эпизоды, которые встречаются во время матча.

Этого тренеры раньше не делали?

Я не хочу сказать, что мы пионеры в этом направлении, просто это стиль нашей работы. А раскатка перед матчем решает несколько задач: достигается психологический настрой на вечернюю игру, отрабатываются индивидуальные действия, броски из различных положений, в тоже время, соответствующим образом готовится вратарь, мы отрабатываем также взаимодействие между нападающими и защитниками. И проигрываем варианты игры в численном неравенстве. Но всё это мы прокручиваем достаточно быстро, вся раскатка занимает 20-25 минут.

Плей-офф в российской лиге не за горами. Есть какие-то особенности при подготовке команды?

– Да, это Вы хороший вопрос задаёте, потому что многие не понимают, что это совершенно другой турнир. В ходе регулярного чемпионата ребята работают в очень жёстком режиме, что требует огромных физических и моральных усилий, поэтому многие матчи бывают несколько вялыми, хоккеисты не могут показать всю мощь, всё, на что они способны.
В играх плей-офф требуются не просто хорошая физическая подготовка, а именно выносливость, методичность, умение терпеть и держать удар. Здесь требуется огромная психологическая надёжность. В этом направлении мы сейчас и работаем.

Как Вы оцениваете состояние чешского хоккея?

Чешский хоккей находится в очень сложном положении, потому что все лучшие хоккеисты играют в НХЛ, а если они туда не попадают, то едут в КХЛ. Талантливая молодёжь уезжает в Северную Америку. И я думаю, что Федерация чешского хоккея предпринимает серьёзные шаги, чтобы удержать молодёжь и создать конкурентоспособную лигу.

А как же, несмотря на такое серьёзное положение, чехам удалось выиграть чемпионат мира?

Чехи были сильны именно командной игрой. Ребята среднего возраста, которые достаточно давно играют вместе. Возможно, это даже закономерность в достижении результатов спортивными коллективами. Я думаю, поколение хоккеистов, давно играющих вместе, плюс сильная игра вратарей и, главное, появление Яромира Ягра как лидера – всё это и позволило выиграть чемпионат мира. В то же время нам не удалось в заключительном матче сплотить команду, которая по потенциалу, безусловно, сильнее.

Возможно, чехи меньше надеялись на победу?

Да, конечно. С канадцами они играли стыковой матч, с финнами. Шведов обыграли каким-то невероятным образом. Честно говоря, я думал, что у них не останется сил на финальный матч. Ну вот, нельзя недооценивать соперника. Это очень хороший урок.