У нитей свои законы

Работы Ленки Чеховой выставлялись на выставках по всему миру, многие из них теперь украшают частные коллекции в Чехии и за рубежом.

 

 Она художник, но не в привычном смысле этого слова. Её орудия – не кисть и холст, а нить и множество самых разных материалов.

Кружевница и дизайнер, Ленка не просто реализует новые творческие замыслы, а изобретает для их реализации уникальные технологии. Итогом становятся элегантные украшения и удивительные гобелены, где разные типы кружева и макраме объединяются, чтоб рассказать историю. Каждому зрителю – свою. При этом Ленка – инвалид с детства. Из-за неправильного развития костей её скелет постоянно подвержен повышенной нагрузке, что вызывает нестерпимые боли. С ними художница борется с помощью бесчисленного количества таблеток и постоянных лечебных процедур. Кроме того она плавает и делает зарядку, но в последнее время ей всё сложнее работать.
Яна Гриднева побеседовала с Ленкой Чеховой о жизни художницы и об её искусстве.

Школа искусств

В этой квартире быт и творчество живут вместе, не ссорясь. Шкафчик в прихожей увешан театральными афишами. Окно мастерской выходит в сад. Так же, как и окно соседней гостиной. Беседа начинается именно там. С полок на нас смотрят книги обо всём на свете, но главным образом – о тканях, костюмах, дизайне.

Алена Чехова родилась в Праге в 1955 году в семье интеллигентов. Её мать была выпускницей юридического факультета, работавшая, однако, журналисткой и переводчиком, отец был учёным биохимиком, страстным любителем музыки. Он мечтал, чтобы дочь стала виртуозной пианисткой. «Где-то с 7-8 лет я ходила в так называемую «Народную школу искусств». Сначала целый год занималась пианино, а после того, как стало ясно, что ничего не выходит, перешла на художественное отделение. Там и только там я научилась всему, что до сих пор составляет основу моего творчества» – рассказывает Алена. Там у неё была замечательная учительница, которая занималась с детьми самыми разными видами художественного творчества – рисованием, скульптурой, керамикой и текстилем. «Тогда я поняла, что мне нравится работа с нитями и тканью, потому что у неё есть свои законы и правила. Если живописец может начать где угодно, чем угодно закончить, то я – нет. Чтобы нити держались вместе, обязательно необходимо использовать определённые техники и приёмы» – объясняет Алена.

Однако изначально наша героиня хотела продолжать своё образование в области керамики, но на это отделение её просто не взяли. Пани Чехова родилась с инвалидностью и с ограниченными физическими возможностями, поэтому школьная администрация усомнилась в том, что она сможет работать с гончарным кругом и справляться с тяжелыми кусками глины. Коммунистическая система лишний раз не шла навстречу людям с инвалидностью, и этот факт определил дальнейшую судьбу художницы.

Преодолевая преграды

Ленка не сдавалась и, ещё учась в гимназии, занималась текстилем. Следующим логичным шагом были вступительные экзамены в Высшую школу прикладного искусства в Праге, но и здесь вмешался коммунистический абсурд. « Ни я, ни моя сестра не состояли в Социалистическом союзе молодежи, да и наша родословная не нравилась власти. Так что экзамены я сдала успешно, но учиться в университете мне не позволили» – рассказывает художница.

Несмотря на препятствия, Алена продолжила своё обучение – поступила в другое учебное заведение, специализирующееся на художественной работе с тканями, которое не давало высшего образования, но обучало искусству кружева и шитья на очень высоком уровне. Кроме того, в этой школе, благодаря «партизанской деятельности» директора, получили возможность продолжить своё творческое развитие многие дети с неугодной власти родословной. Время, которое Алена не проводила в классе, она посвящала самообразованию: осваивала историю, изучала книги.

Национальный музей

Когда Алена закончила учёбу, её приняли на работу в Национальный музей в Праге реставратором текстиля и тканей. В то время вокруг Национального музея образовалась подпольная группа художников, которые не могли в условиях коммунизма выставлять свои работы. Каждую осень они организовывали полулегальные выставки на вилле Бертрамка – вилле в районе Прага 5, где сегодня размещается музей Моцарта и музей чешского композитора Франтишека Дюссека.

Участвовала в этих выставках и Алена. Там к ней пришла первая известность. Материалы для своей работы она тоже доставала подпольно, так как вход в специализированные художественные магазины ей был заказан – она не была членом профсоюза и не имела высшего образования. Купить всё необходимое помогали друзья.

Вскоре, впрочем, пани Чеховой пришлось покинуть Национальный музей. Настало время, когда Вацлав Гавел и другие известные диссиденты Чехословакии издали Хартию 77. Сотрудников музея заставляли подписывать проправительственную Антихартию, но Алена не пошла на компромисс с совестью. Примерно в это время она начала заниматься тем, что теперь составляет основу её творчества – гобеленами, выполненными особой техникой.

Мастерская

Мы переходим в мастерскую. Пани Чехова называет её красивым чешским словом французского происхождения – «ателье». Когда Ленка переехала сюда, в доме не было центрального отопления, приходилось топить дровами.

Сейчас ничего не напоминает этих беспокойных холодных времён. На стенах висят гобелены, побывавшие на многих выставках – фигуры, руки, единороги… Неискушённому взгляду кажется, что это кружево – результат магии, но на самом деле в основе искусства лежит титанический труд.

После 1989 г. Алена смогла выставлять свои работы. Было подготовлено множество выставок в Чехословакии и других странах, как индивидуальных, так и коллективных. Отдельное место на них занимали украшения. Пани Чехова изобрела свою собственную технологию создания кулонов, ожерелий, браслетов и серёжек. Как каркас для них она использует мелкую металлическую решетку, которую можно найти в строительных магазинах и чьё прямое предназначение – сугубо промышленное. На решетку ложатся нити и результатом становятся шедевры дизайна, которые быстро раскупаются и оседают в частных коллекциях. Впрочем, работы Алены доступны и широкой общественности. Так гобелен, посвященный Яну Вериху в пражском театре ABC – сделан её руками. Другой её гобелен – часть постоянной экспозиции музея кружева в Вамберке.

Преподавание стало важной частью жизни Алены Чеховой приблизительно с 1982 году, после Бархатной революции она даже открыла собственную небольшую школу, но в 2005 году из-за проблем со здоровьем была вынуждена её оставить. Она признаётся, что работа с детьми подарила ей удивительные, неповторимые эмоции. «Мне этого страшно не хватает теперь, когда здоровье не позволяет заниматься такими вещами» – добавляет пани Чехова – «мне и работать теперь всё сложнее и сложнее. Больше всего на свете я бы хотела найти ученика, того кто поймет моё творчество и продолжит его традиции».

____________________
Алена (Ленка) Чехова работала и в театре. Кроме участия в драматических постановках, она выполняла роль художника и эксперта по костюмам в Дейвицком театре (Dejvické divadlo).
Помимо этого Ленка занималась исследованиями во своей специализации и вместе с Анной Галиковой написала книгу «История костюма: кружево, вышивка, ленты, тесьма» (Dějiny odívání – krajky, výšivky, stuhy, prýmky), которая детально описывала особенности и историю деталей одежды с древних времён до наших дней. Наибольшее внимание в книге уделено кружеву.

«Пражский телеграф»