Александр Туров: «Россия открывает для чешских компаний колоссальный рынок, что вряд ли сделает другая страна»

Торговый представитель РФ в ЧР Александр Туров назначен на эту должность в 2009 г. Ему довелось выводить чешско-российские отношения на новый уровень после мирового финансового кризиса.

 Торгпред РФ в ЧР исповедует принципы экономического прагматизма, не забывая при этом о государственных интересах России. О сильных сторонах предложения чешско-российского консорциума в тендере на достройку АЭС «Темелин», особенностях работы торговых представителей эпохи развитого социализма и перспективах участия чешских компаний в модернизации России торгпред РФ в ЧР Александр Туров рассказал в интервью с шеф-редактором издательства «Пражский телеграф» Натальей Судленковой.

– Александр Владимирович, 2 июля этого года три участника тендера на достройку АЭС «Темелин» должны предоставить свои предложения компании ЧЭЗ. Что, с Вашей точки зрения, является самой сильной стороной предложения чешско-российского консорциума Škoda JS – „Атомстройэкспорт» – ОКБ «Гидропресс»?

– Все три компании очень сильные. Однако у чешско-российского консорциума есть преимущества. В первую очередь безопасность предлагаемых технологий и их отработанность – строительство блоков, аналогичных тем, которые будут предложены для достройки АЭС «Темелин». Эти блоки строятся как в России, так и в других странах, например, в Китае. Кроме того, очень сомневаюсь, что на одной площадке АЭС возможно использование различных технологий. Очень важно то, что чешские предприятия уже участвуют в поставках оборудования на АЭС, которые строит «Росатом» как в РФ, так и за рубежом. Например, на индийскую АЭС «Куданкулам» чешские компании поставили оборудования почти на 60 млн. долл. В настоящее время восстанавливаются кооперационные связи и поставки оборудования на российские АЭС. Объемы поставок в Россию в 2012 году будут измеряться миллионами евро.

– Осенью прошлого года компания «Русатом оверсиз», дочерняя структура «Росатома», подписала меморандумы о сотрудничестве с пятнадцатью чешскими компаниями. Является ли привлечение местных фирм обязательным условием тендера?

– По нашим данным, с 17-ю фирмами. Нет, это не является условием тендера. Тем не менее, думаю, что деловые и общественные круги Чешской Республики будут приветствовать максимально широкое подключение чешских фирм к работе на взаимовыгодных условиях. Во время форума поставщиков для атомной промышленности Atomex Evropa, который проводился в октябре прошлого года в Праге, глава «Росатома» Сергей Кириенко заявил, что консорциум готов передать чешским подрядчикам до 70% от общего объёма работ. Это позволит создать непосредственно при строительстве новых реакторов тысячи новых рабочих мест в различных отраслях чешской промышленности.

– Означает ли это, что россияне не в состоянии сами выполнить эти работы?

– Российские компании строят АЭС по всему миру, однако объём заказов уже настолько велик, что «Росатом» заинтересован в надёжных поставщиках из стран, имеющих хорошую производственную базу и соответствующий опыт. Представители «Росатома» побывали на многих предприятиях чешской промышленности, которые раньше выступали нашими партнёрами, некоторые сохранили производственные связи, и которым были переданы технологии свыше 20 лет назад. За это время технологии ушли вперёд, поэтому чешским компаниям предстоит ещё большая работа по модернизации своих производств. Но при работе над проектом, который предлагает консорциум, эта модернизация реальна, поскольку чешская атомная промышленность не только исторически, но технически очень тесно связана нашей промышленностью, а это означает технологическую близость производств.

– Во времена СССР развивать совместные программы было проще, потому что как с советской, так и с чешской сторон достаточно было решения партии. А сейчас?

– Даже раньше одного решения партии было не достаточно, и выходили совместные решения центральных партийных органов и совета министров. Мы – сторонники экономического прагматизма. Приняв принципы рыночной экономики, государственные органы не вмешиваются в производственную и коммерческую деятельность компаний, в том числе, и с государственным участием в части принятия ими решений, если деятельность осуществляется в соответствии с действующим законодательством. Естественно, в чешско-российском консорциуме в тендере на достройку АЭС «Темелин» решение о том, кто является главным – это прерогатива самого консорциума.
Тем не менее, этому проекту уделяется большое внимание на государственном уровне как в Чешской Республике и Российской Федерации, так и в странах, представленных нашими конкурентами.

– Если государство в силу своего прагматизма снижает своё воздействие на государственные предприятия и, тем более, оно и не планирует контролировать работу частных компаний, то, что в этом случае может сделать торговое представительство?

– Такой инструмент, как торговые представительства, возник в период существования государственной монополии на внешнюю торговлю. Тогда государство защищали железным занавесом, людям не давали возможность свободно выезжать в другие страны, но в отношениях с западными компаниями действовали рыночные принципы. В торговых отношениях цена формировалась не под воздействием плана, как это было внутри страны, а на основе рыночной конъюнктуры, а если это были биржевые товары, то на основе каждодневного спроса и предложения в ведущих биржевых центрах. Поэтому когда в экономику были введены рыночные принципы, то торговые представительства стали первыми проводниками принципов свободной торговли.

И ещё – раньше функции внешнеторговой деятельности осуществляли специализированные государственные хозрасчетные внешнеторговые объединения, и торгпредства выполняли работу по торговой политике и поддержке монопольной деятельности внешнеторговых объединений. Ранее торгпредства имели право подписывать контракт, и иногда возникали парадоксальные случае, например, в период празднования 1-го мая приходили представители какой-нибудь иностранной автомобильной компании, и сотрудник торгпредства, который дежурил, иногда ставил свою подпись на контракте, которые должен был быть подписан представителем В/О «Автоэкспорт». В этом случае обязательства по выполнению контракта ложились на Советский Союз. Сейчас торгпредства контракты не подписывает и не исполняет, этим занимаются хозяйствующие субъекты.

Сейчас торгпредства поддерживают уже не только государственный, но и частный бизнес (как российский, так и иностранный) в его внешнеэкономической деятельности с Российской Федерацией, никоим образом не вмешиваясь в коммерческую активность предприятий.

– Может, иногда и не помешает вмешаться?

– Как я уже сказал, мы контракты не подписываем, их подписывает хозяйствующий субъект. Нередко мы узнаём из печати о каких-то гигантских сделках, потом начинаем их тщательно изучать, и выясняется, что готовится к заключению контракт с фирмой, которая занимает не очень прочные позиции на российском или чешском рынке и не может обеспечить выполнение контракта. Мы активно призываем тех, кто начинает бизнес, проконсультироваться с торгпредством, тем более что наши услуги бесплатные. Мы также помогаем, к примеру, чешским компаниям установить контакты с государственными и коммерческими организациями в России и наоборот – российским фирмам с госструктурами и деловыми кругами в Чехии.

– Развитие отношений между Россией и Чехией шло какими-то рывками. Создаётся впечатление, что в начале 21-го века был бурный рывок, а потом ударил кризис, и всё застыло. Можно ли утверждать, что эти отношения опять вернулись в фазу роста?

– Да, после рекордного 2008 года был провал, и в апреле 2010 года Президентом Российской Федерации после его переговоров с Президентом Чешской Республики была поставлена задача выйти на докризисный уровень. Сейчас мы наблюдаем возвращение к тем темпам роста, которые были до кризиса. В частности по данным чешской статистики, товарооборот между Россией и Чехией за 2011 год составил 13,31 млрд. долларов США, в то время как в 2008 г. он был 13,13 млрд. долларов США. При этом объём импорта Чехии из России составил 8,09 млрд. долларов США, из Чехии в Россию – 5,22 млрд. долларов США.

– А в основе российского экспорта в Чехию по-прежнему углеводороды, нефть и газ?

– Да, и это естественно. Россия была и остаётся основным надежным поставщиком топлива для европейских стран. Но доля углеводородов в нашем экспорте постепенно снижается. Увеличивается объём прямых чешских инвестиций в Россию, всё более перспективным становится направление совместной работы на рынках третьих стран.

– В своё время группа PPF контролировала более трети общего объёма потребительских кредитов, которые выдавались в России, компания Hame – четверть рынка кетчупов, Sklostroj Turnov – чуть ли не половина рынка поставок линий для производства стеклянной тары. Кто сейчас лидер чешских инвестиций в России?

– Им по-прежнему остаётся группа PPF, которая развивает не только банковский бизнес, но также является совладельцем компании «Полиметалл», добывающей драгоценные металлы в России, в 2011 году стала 100% владельцем сети магазинов по продаже электротехники «Эльдорадо», а сейчас начала инвестировать деньги и в аграрный сектор в России.

– Во время визита президента РФ Дмитрия Медведева в Прагу в декабре прошлого года было объявлено о создании чешско-российских совместных предприятий. Что такого значительного в этих предприятиях, что документы подписывались в присутствии президентов двух стран?

– Дело в том, что предприятия создаются в высокотехнологичных сферах. Соучредителями компании «Алвэл» выступают чешское предприятие Alta и российская государственная корпорация ТВЭЛ, один из ведущих в мире производителей ядерного топлива. «Алвэл» будет заниматься оказанием услуг в области поставок и контроля ядерного топлива, а также будет способствовать продвижению российских атомных технологий на рынки ЕС. Это, безусловно, очень важный проект, особенно если учесть, что он создаётся в той сфере, где Россия по-прежнему остаётся в числе мировых лидеров – в атомной энергетике.

Второе соглашение открывает путь к реализации совместных проектов по ремонту и модернизации российской вертолетной техники в третьих странах, в том числе предполагается совместная работа и в оборонной сфере, что очень важно, поскольку Чехия входит в НАТО. Это очень чувствительная область, как и всё, что связано с обороной, и совместная работа в этой сфере – свидетельство высокого уровня доверия между нашими странами и предприятиями.

– Во время визита Дмитрия Медведева была также подписана совместное Заявление о партнёрстве для модернизации. О чём идёт речь в этом Заявлении?

– Цель Заявления – обеспечить государственную поддержку российским и чешским компаниям при реализации модернизационных проектов, как в России, так и в Чехии в соответствии с общей концепцией «Партнёрства для модернизации Россия – ЕС».

В рамках выполнения задач, зафиксированных в данном Заявлении, мы рассчитываем на активное сотрудничество с чешскими поставщиками высокотехнологичного оборудования и услуг с тем, чтобы качество совместной продукции обновленной промышленности вышло на мировой уровень. Тем самым мы увеличили бы несырьевую часть нашего товарооборота и создали предпосылки для совместной активной работы на рынках третьих стран.

Россия открывает для чешских компаний колоссальный рынок, что вряд ли готова будет сделать любая другая страна мира. Еще раз подчеркну что, во время визита Сергея Кириенко в Прагу он также заявил, что «Росатом» предлагает чешским компаниям принять участие в поставках оборудования для АЭС, которые строятся по российским проектам. Общий объём этого рынка оценивается в 300 млрд. долл.

– Понятно, что эти предложения из разряда таких, отказаться от которых невозможно. Но зачем это нужно России? Или это современная интерпретация фразы «Россия – щедрая душа»?

– Россия была и остаётся щедрой душой, но как в случае Заявления о партнёрстве, так и в случае сотрудничества в области атомной энергетики, речь идёт об экономической целесообразности. России, как и Чехии необходимы новые технологии для своего развития, и чешские компании могут эти технологии предоставить. А если говорить об атоме, то «Росатом» развивается настолько бурно, что российские предприятия вскоре не будут успевать справляться с тем объёмом заказов, которые необходимы выполнять. И привлечение чешских предприятий, которые, как мы и говорили, технологически связаны с российскими, является естественным ходом развития событий.

Но когда мы говорим о прагматизме, никогда не забываем высказывание одного из знаменитых чехов NĚKDO MÁ TO ŠTĚSTÍ, ŽE MÁ SCHOPNOST BÝT PŘÍTELEM.—/WERICH/, что в переводе на русский язык означает: «Кто-то счастлив тем, что может быть другом».

“Чехия сегодня”, № 167/2012