Бомбы под фурнитурой

В Европе, похоже, получает распространение собственная версия экономического терроризма, выходящая за все приемлемые рамки ранее известных методов конкурентной борьбы.

Объектами атак стали разбросанные в разных концах континента магазины IKEA, а волна происшествий, связанных с заминированными супермаркетами, докатилась и до Чехии.

Пражское ЧП произошло 2 сентября, когда полиция получила информацию о том, что на территории торгового комплекса IKEA Zličin заложено взрывное устройство. Бомбу удалось обнаружить до приезда полицейских, но тревога была не единственной: аналогичные происшествия зафиксировали в ещё одном торговом доме в Праге, а также в Брно и Остраве. Между тем, и сам «чешский переполох» стал далеко не первой чрезвычайной ситуацией, связанной с именем IKEA: в одном только 2011-м году по всей Европе имели место быть ещё шесть подобных происшествий.

И если в январе угроза взорвать IKEA на 41-м километре МКАД вылилась в «рядовую» эвакуацию москвичей из торгового центра, то в конце мая сразу в трёх европейских магазинах IKEA прогремели вполне реальные взрывы. Устройства сработали в пригороде французского Лилля Ломме, голландском Эйндховене и бельгийском Генте. В последнем случае не обошлось без пострадавших: из-за громкого хлопка двое служащих на время лишились слуха. Схожими травмами в начале июня отделались и сотрудники супермаркета IKEA в Дрездене, а несколько дней спустя немецким сапёрам удалось обезвредить подозрительное устройство и в одноимённом торговом центре в Киле.

География и характер атак явно указывали на существование некоего единого плана по нагнетанию среди потребителей паники. Причем плана относительно «гуманного»: магазинам IKEA не нанесли сколь-либо существенных разрушений, а жалобы считанных граждан на то, что теперь они слышат чуть хуже, сложно назвать целью «традиционного» терроризма. И раз уж в четырёх странах из шести не смогли предотвратить взрывы, но все десять ЧП обошлись без серьёзных увечий – стало быть, организаторы атак стремились не допустить жертв вообще. Соответственно, они «всего лишь» хотели отвадить европейцев от посещения супермаркетов с сине-жёлтой вывеской — и, надо признать, в определённой степени им это уже удалось.

Предположениями, кем могут быть эти люди, не спешат делиться ни в европейских силовых структурах, ни в головном офисе IKEA. Ряд европейских СМИ, от французской Le Parisien до немецкого Spiegel, пишут о вымогателе, который ещё в мае в обмен на отказ от новых взрывов якобы требовал от руководства концерна 6 млн евро, а после дрезденского инцидента и вовсе увеличил ставку до восьмизначной суммы. Однако данная версия выглядит не очень-то убедительной: вряд ли затаренный под завязку бомбами психопат-одиночка, к тому же (по версии Spiegel) едва говорящий на европейских языках, смог бы с такой лёгкостью и скоростью кататься по Старому Свету, а в майском эпизоде — ещё и поспеть почти что одновременно «нашкодить» в трёх разных странах. Чёткая реализация сценариев атак как раз говорит о высоком уровне организации стоящих за ними людей, скорее всего, одними лишь «петардовыми шухерами» свой арсенал не ограничивающих.

Ведь и в информационном пространстве мебельного гиганта активно «топят» уже последние несколько лет. Среди показательных «лобовых попаданий» отметим появление документальных фильмов об использовании детского труда при изготовлении мебели в Пакистане и бесплатной рабочей силы в лице политзаключенных на одной из фабрик в ГДР, а также выход разоблачительных книг бывшего менеджера концерна Йохана Стенебо и историка Элизабет Орлик. В последнем бестселлере Ингвар Кампрад и вовсе предстаёт одним из активистов шведского фашистского подполья и видных послевоенных приверженцев нацизма. Однако в официальных кругах посыл Орлик доверия не получил. Напротив, в марте этого года министр иностранных дел России Сергей Лавров, не поленившийся специально для этого слетать в Женеву, наградил основателя IKEA Орденом Дружбы — а его россияне навряд ли б стали вручать человеку с откровенно коричневой репутацией.

К скандалам и нападкам Кампраду и его детищу совсем не привыкать: за время существования компании удары по её репутации наносились не раз. Всякий раз IKEA оперативно реагировала на вызовы – и выживала благодаря тому, что ухищрялась извлекать из проблем новые возможности. Сегодня, когда бренд IKEA внезапно стал ассоциироваться не только с доступной мебелью, но и с чреватостями посещения таких магазинов, 85-летнему Кампраду вновь приходится мобилизовывать свои взращённые в суровых скандинавских ландшафтах недюжинные стойкость и изворотливость. Ведь если компания не отыщет противоядия прямо сейчас, кто сможет поручиться: а не захотят ли повторить успех нынешней, пока анонимной акции и другие недоброжелатели IKEA ?

Андрей БЕЛЯЕВ

Колыбель для европейцев

IKEA International Group – голландская компания, владеющая одним из крупнейших в мире ритейлеров по продаже мебели. Основана в 1943-м году Ингваром Кампрадом в Швеции и по сей день поддерживает имидж «шведской компании» в маркетинговых целях. Даже сегодня все без исключения её продукты разрабатываются в офисе IKEA of Sweden в деревушке Эльмхульт, где Ингвар в 6-летнем возрасте открыл свой первый маленький бизнес, а в 1953-м построил первый мебельный павильон. Сейчас общая площадь магазинов компании равна 600 футбольным полям, число сотрудников зашкаливает за 127 000, её каталоги печатаются в количестве, превышающим тираж Библии, а местом зарождения каждого десятого ныне здравствующего европейца считается именно кровать производства IKEA.

С 1982 года IKEA International Group принадлежит благотворительной организации Stichting INGKA Foundation, её управление и деятельность обеспечивают сразу несколько компаний, а вся эта сложная структура затеяна с целью минимизации налогов и внешнего контроля. Бывший помощник Ингвара Кампрада Йохан Стенебо на страницах книги «Правда об IKEA» (The Truth About Ikea) утверждает, что как минимум сотня из каждой тысячи крон прибыли ритейлера перетекает в налоговые убежища, а шведскому еженедельнику Veckans Affarer удалось выяснить, что на счета только шести топ-менеджеров IKEA на Британских Виргинских островах переводится под $3 млрд. ежегодно. Скандинавская пресса нередко называет частого фигуранта рейтингов журнала Forbes Кампрада богатейшим человеком планеты, однако точно подсчитать активы проживающего в Швейцарии бизнесмена не позволяет запутанная система собственности IKEA. Акции IKEA не котируются на бирже, а потому компания не обязана раскрывать свои финансовые показатели. Однако после серии офшорных скандалов IKEA стала охотнее демонстрировать некоторую «занимательную статистику» (за исключением прибыли), согласно которой её оборот в 2010 году вырос на 7,7% до €22,8 млрд.

«Пражский телеграф»