«Алоис Небел» – новый чешский фильм

У нового чешского фильма «Алоис Небел» была мощная пиар-компания, которая заронила в зрительские сердца ожидание чуда.

 Именно этот фильм чешские кинематографисты выдвинули на получение премии Американской киноакадемии «Оскар». Но, как известно, существует такое понятие как «Expectations-Reality Gap» (разрыв между ожиданиями и реальностью).

Сценарий фильма написан на основе комиксов Ярослава Рудиша и Яромира Швейдика. В их оригинальной чёрно-белой палитре оживали картинки из жизни чешских Судет времён падения социалистического режима. Главным героем этих комиксов был начальник железнодорожной станции «Белый ручей» («Bílý potok») в Есениках по имени Алоис Небел. Истории, происходящие с ним, авторы рассказывали в немногословной и немного замедленной манере.

В такой же манере был снят полноценный широкоформатный фильм. Техника, использованная создателями картины, не оставляет равнодушной, – это так называемое ротоскопирование. Снимается обычный натурный фильм с реальными актёрами и декорациями, который потом кадр за кадром обрисовывается в компьютерной программе. Это создаёт ощущение объёмности изображения, делает акценты на нужных деталях, выделяет то, что по-настоящему важно. Актёрская игра в этом фильме, кстати, достойна всяческой похвалы.
Действие фильма начинается сценой нелегального перехода загадочного человека в шляпе (Карел Роден) через государственную границу между Польшей и Чехией. Действие происходит поздней осенью 1989 г.

Затем перед нами тот самый Есеницкий поезд — сцена его прибытия, как у братьев Люмьер. Только выглядит он отчего-то зловещим — чёрный поезд едет через чёрный лес, впереди блестят кипельно белые рельсы, перрон и комнату начальника станции заливает всепоглощающий белый свет, после которого, кажется, не остаётся ничего.

Начальник станции и есть Алоис Небел (Мирослав Кробот). Однажды на станции неожиданно оказывается тот самый человек, пересёкший границу холодной зимой. Так пересекаются две сюжетные линии фильма: Немой и Небел. С этого момента их всё время сводит.

Алоис продолжает жить на станции со своим котом, говорит крайне мало и любит сидеть в туалете, читая расписания поездов. В такие моменты его порой накрывает какой-то дым, и он мысленно возвращается к неясным детским воспоминания: 1945 г., немцы, девушка Дорота…

В конце оказывается, что старший Вахек в 1945 г. убил возлюбленного Дороты и изнасиловал её. Она родила ребёнка и уехала с ним из страны. Именно эти сцены с такой упорностью затуманивали голову Небела. Этот Доротин ребёнок и есть Немой. Он находит старого Вахека и убивает его. А Небел остаётся работать в горах на железной дороге. Всё становится ясно и просто, и можно есть малиновое варенье и считать звёзды.

Проблема «Алоиса Небела» в том, что перед сеансом ожидаешь сильного сюжета, наполненного чешским юмором. А в результате оказываешься в каком-то тумане вместе с Небелем, выбраться из которого не так уж и просто. Ровно как и разобраться в том, кто кого убил и как всё взаимосвязано. Концовка кажется неожиданной — действие будто бы обрубается топором. И только потом понимаешь: фильм заканчивается тогда, когда оба героя разрешают свои старые проблемы. Но зритель догадывается об этом лишь часа через два после просмотра – он как будто постепенно выплывает из нагнанного Небелем тумана.

Кстати, Небел (Nebel) с немецкого языка переводится именно как «туман».

«Пражский телеграф»