АНДРЕЙ ЧЕРНЫШОВ: «Есть очень много ролей, которые хотелось бы сыграть, но одной какой-то роли в жизни нет».

У Андрея Чернышова стойкое амплуа красавца-героя-любовника. Кажется, что ему многое должно сходить с рук, особенно у женщин, в связи с чем он мог бы и расслабиться. Однако Андрей Чернышов не даёт себе спуску или поблажки и работает над каждым спектаклем, каждым фильмом, каждым рекламным клипом от души и изо всех сил. Разговор с Андреем Чернышовым состоялся прямо перед спектаклем «Дамочка, или Превратности любви». Андрей позвал костюмера и потребовал ещё раз отутюжить рубашку, в которой ему предстояло выйти на сцену. С этого требования и начала разговор с популярным российским артистом шеф-редактор «Пражского телеграфа» Наталья Судленкова.

 

Вы так настойчиво потребовали от костюмера ещё раз отутюжить рубашку, что у меня прямо руки зачесались самой отутюжить. Это что, так важно для артиста, что у него недостаточно хорошо отутюжена рубашка?
Конечно, важно, я же выхожу к зрителям, я не могу быть неопрятным.
Это важно для Вас с точки зрения личной опрятности или необходимо, чтобы в роль войти?
Это вопрос отношения к профессии в принципе. Потому что я должен знать слова и так же следить за тем, чтобы у меня и костюм был в порядке, и реквизит был на месте. Мне не всё равно, как я выгляжу, ведь мы работаем для зрителей, и мне не безразлично, как зритель меня воспримет. Если что-то сделано не аккуратно, и я это вижу, то почему бы не добиться более качественного результата?
Вы считаете себя перфекционистом?
В общем, наверное, да. Хотя такой перфекционизм меня немножко пугает, потому что всё-таки должен быть разумный компромисс между стремлением к полному совершенству и реалиями. Если ты снимаешься в каком-то малобюджетном фильме, то добиваться суперкачества, тратить время, а, соответственно, и деньги продюсеров вряд ли имеет смысла. Надо добиваться сверхкачества, там где это всё уместно. А если говорить о моей работе, то если это не граничит с фанатизмом и созданием какого-то имиджа, то я, наверное, максималист.
Это Вам помогает в жизни или мешает?
Мешает. Могу притвориться, что я с чем-то согласен, но я на самом деле не согласен.
Многих артистов критикуют за то, что они снимаются в сериалах. Другие говорят, что важно, чтобы эти сериалы были качественными. Как Вы считаете, Вы снимались в качественных сериалах?
У нас сейчас нет в стране ни по большому, ни по маленькому счёту мощного, серьёзного кинематографа. И зачастую фильмы снимаются так, что не отличишь – телевизионная это работа или действительно серьёзная тема. Поэтому я ни один сериал не могу назвать качественным, если сравнивать с серьёзным уровнем. Но я везде стараюсь играть честно.
Ваши родители были учителями, вернее, отец даже директором школы. Вы как-то обмолвились в одном из интервью, что родители-учителя – это тяжёлое бремя…
Они тоже это везде читают и даже чуть обижаются на меня. Но сейчас я понимаю, что это сослужило мне колоссальную службу с точки зрения выработки самодисциплины, работоспособности и других, необходимых для актёра качеств. Ребёнку это, конечно, тяжело, потому что я вынужден был учиться на одни «пятёрки», за поведением моим следили, но сейчас я рад, что так всё было.
В Вашей актёрской судьбе был драматический момент, когда пришлось расстаться с «Ленкомом». Не было такого чувства, что жизнь закончилась?
Первые неделю-две было странное ощущение, что я как будто нахожусь в подвешенном состоянии. Что ни говори, двенадцать лет в театре, и вдруг как-то пусто и странно… Но это настолько быстро прошло! Две недели – максимум, и я вдруг ощутил свободу, я понял, что мне не надо, допустим, отпрашиваться, когда меня зовут на съёмки. Я не должен отпрашиваться, когда не отпускают, руководствуясь далеко не самыми логичными соображениями, а просто потому, что людям лень что-то поменять или из принципа какого-то. Часто попросту из хамства… В этом смысле уход из «Ленкома» был для меня событием. Я уже к тому времени, наверное, повзрослел и не мог находиться в подчинённом состоянии. Я безумно благодарен «Ленкому», я его люблю, а опыт, который я там почерпнул, абсолютно бесценен. Что ни говори, а «Ленком» – это Захаров и великие артисты.
Он очень требовательный человек, Марк Захаров?
Он большой режиссёр, конечно, но везде есть всегда свои сложности.
Чему Вас научил Захаров?
Главное, что мне дал «Ленком» – это я понял, где та планка, тот уровень мастерства и всего в искусстве. Мне до неё ещё очень далеко, но я, по крайней мере, знаю, где она. И благодаря этому у меня крыша не съезжает от мелькания по телевизору.
У Театра на Таганке – Любимов, у «Ленкома» – Захаров… Это великие режиссёры на все времена. А сейчас есть режиссёры такого масштаба?
Нет, к сожалению. Я верю, что кто-нибудь появится, как появился в своё время великий Олег Ефремов, который совершил переворот в театре. Сейчас куда-то пойти в репертуарный театр просто не на что, к сожалению. Хотелось бы, чтобы были режиссёры, я хотел бы быть привязан к театру, зависеть от него.
У Вас есть такое чувство притяжения сцены, бывают минуты, когда хочется на сцену?
Для меня сейчас всё очень органично переплелось. Я сейчас – свободный человек, могу играть антрепризы, которых у меня их три. И я их играю в своё удовольствие, это тот материал, который я хочу играть. Поэтому мне хватает сцены, у меня её ровно столько, сколько мне её надо, не больше, но и не меньше.
У Вас есть агент?
Нет, я сам справляюсь.
Успеваете?
Мне так проще, потому что, наверное, просто не нашёлся такой человек, к которому у меня бы возникло полное доверие.
Есть ли актёр, про которого Вы можете сказать, что он для Вас просто вершина, бесспорный авторитет?
Таких актёров очень много, и они были в разные эпохи, в разных странах.
А из советских?
И советских, конечно, очень много. Тут и Николай Черкасов, и Евгений Павлович Леонов, и Олег Янковский, и Валентин Гафт, и Марина Неёлова.
Вы просматриваете повторно те фильмы, в которых сыграли?
Один раз я всегда смотрю, чтобы увидеть, что с моей точки зрения удалось, а что – нет. Какой бы ни был сериал или фильм, всё равно какие-то задачи перед ставишь, вот и проверяю, удалось ли их выполнить. Потом уже не смотрю, потому что мне, правда, скучно, пройденное мне уже не интересно.
Те есть, Андрею Чернышову смотреть на Андрея Чернышова в который раз не интересно?
Не интересно, потому что хочется чего-то нового .
Если говорить о театре, то есть ли какие-то роли, которые до слёз хочется сыграть?
Нет у меня такой роли. Просто в мировом репертуаре есть очень много ролей, которые действительно хотелось бы сыграть, но одной какой-то роли в жизни нет.

ВСТАВКА:

Андрей Чернышов родился 3 февраля 1973 года в Киеве. После окончания 3-го класса вместе с семьёй переехал жить в Читинскую область. Окончив общеобразовательную школу, уехал в Москву, поступать в театральное училище. Однако первая попытка оказалась неудачной. И Андрею пришлось вернуться в Киев, куда вновь переехала его семья. Там он год работал подсобным рабочим в Театре русской драмы.

На следующий год удача оказалась на его стороне, и Андрей поступил в ВТУ им. Щепкина. После окончания высшего учебного заведения в 1994 году, попал в Московский театр Ленком, где проработал до июня 2006 года включительно.

Андрей был занят в следующих спектаклях: “Две женщины”, “Королевские игры”, “Юнона и Авось”, “Безумный день, или Женитьба Фигаро”, “Мудрец”, “Варвар и еретик”.