В плевках водяного Дракона

Неспокойный 2012-й прошел под знаком водяного Дракона. С учётом того, что события, пусть и в несколько иных интерпретациях, повторяются каждые 22 года, уходящий год невольно заставляет оглянуться на 1990-й и даже 1968-й – годы, лихо менявшие ход как всей мировой политики, так и истории отдельных государств.

Наверняка так оно случилось и на сей раз, только вот оценить (или расхлёбывать) последствия плевков водяного Дракона нам, как всегда, придётся с некоторым опозданием.

Back in the U.S.S.R.

Весной 25 из 27 стран Старого Света приняли навязанный Ангелой Меркель «Договор о стабильности, координации и управлении в Экономическом и валютном союзе», после чего Европейский суд получил полномочия налагать на страны, чей дефицит превысит лимит в 3% ВВП, а допустимый размер госдолга – 60% ВВП, штрафы в размере 0,1% ВВП. Показательно, что коллективный договор подмахивался в Брюсселе на фоне тотальной забастовки, когда самолёты национальных лидеров принимал единственный на всю страну «штрейкбрехерский» военный аэродром, а в самих бельгийских городах не подавали признаков жизни вокзалы, больницы, супермаркеты, рестораны и прочие инфраструктурные образчики достижений северо-атлантической цивилизации.

Характерные сталкерские декорации во всей красе продемонстрировали участникам, по меткому выражению чешского премьера Петра Нечаса, «картельного сговора» всю палитру светлого евробудущего, каковым то может предстать на участке от пролива Ла-Манш до залива Кварнер на следующий же день после повального секвестра. Страна пана Нечаса, равно как и Великобритания, присоединяться к фискальному пакту наотрез отказалась. Исторически вольнолюбивые чехи, сочтя даже попытку вмешательства в собственную фискальную политику вопиющим нарушением одной из принципиальных свобод своих граждан, в «новую Москву» (или «четвёртый Рейх») не собираются категорически. А ведь именно об этом, по большому счёту, и шла речь в Брюсселе. Навязывая евросёстрам всё бóльшую экономическую интеграцию, Германия, практически прямым текстом говорит о своей следующей цели – создании общеевропейского правительства, которое и будет принимать решения вместо исполнительной власти на местах.

Парад суверенитетов

Неудивительно, что одновременно с центростремительным движением в Европе полным ходом набрало силу и движение центробежное. Британское правительство разрешило Шотландии провести осенью 2014-го референдум о выходе из Соединённого Королевства, созданного как раз таки в результате унии Англии и Шотландии в 1707 году. Правда, многие на островах сомневаются, что идея независимости будет реализована, а Британия распадётся. Дело в том, что непосредственным приоритетом шотландских националистов является получение более широкой экономической автономии – вроде той, какой обладает Каталония в составе Испании. На шотландский нефтегазовый сектор приходится 80% всей британской добычи, которые только за последние 30 лет принесли Лондону более £200 млрд., а сами шотландские нефтяники первыми из мировых добытчиков обосновались на бескрайних и безразмерно перспективных просторах гренландского крайнего Севера. Переправлять свои налоги «на Ирак, подводные лодки Trident и другие атрибуты великодержавной политики» шотландцы, естественно, не видят никакого резона.

Именно налоги стали главной и единственной причиной барселонского демарша. Каталония, одна из богатейших испанских областей, ежегодно отдаёт на содержание других шестнадцати регионов страны по €16 млрд. – добрых 8% своего ВВП. Местные экономисты подсчитали, что по отделении Каталония сразу же займёт седьмое место среди европейских стран с самым высоким уровнем жизни, а политики, руководствующиеся лозунгом «Хватит кормить Мадрид!», выиграли досрочные выборы в каталонский парламент. В планах националистов референдуму о самоопределении региона отведён только 2016-й год, однако первый каталонский муниципалитет, Сан-Педро-де-Торельо, поспешил объявить о независимости от Испании ещё в сентябре. После чего сразу сорок муниципалитетов удалили имя Испании из названий своих улиц и площадей, дав им новое – Независимости. И раз уж барселонский маятник сепаратизма набрал такой ход, «франкистам» из Мадрида будет совсем просто его остановить.

Всплеск сепаратизма наблюдался не только в Шотландии с Каталонией, но также давно делящейся Бельгии и даже крохотной Латвии, где заговорили о автономии Латгалии — в недалеком историческом прошлом части Витебской губернии. Причины лежат на поверхности. «После образования Латвийской буржуазной республики латышская буржуазия проводит насильственную ассимиляцию латгальцев, хотя латгальский язык является самостоятельным языком, а не диалектом латышского языка, как хотели бы представить дело фашистские идеологи концепции «Великой Латвии». В данное время Латгалия, где проживает 22% населения, эксплуатируется как колония Латвии», – писала Большая советская энциклопедия еще в 30-х годах, но за 80 лет ситуация ничуть не изменилась. Пока латвийские спецслужбы потихоньку прессуют идеологов автономии, сама идея набирает популярность, а власть в придачу к неразрешённым русскому и еврейскому вопросам получает уже третью мину замедленного действия.

Арабское лето

«Арабская весна» в странах Северной Африки и Ближнего Востока стартовала почти два года назад, однако массовые противостояния и вооруженные конфликты в Ливии, Египте и Сирии продолжаются и по сей день. Лишь только спешка не позволила ливийцам казнить со всеми почестями (то есть, по законам шариата) первого из VIP-агрессоров, посла США Кристофера Стивенса. Пришлось прибегнуть к хорошо знакомому европейцам методу первого великого инквизитора Томмазо де Торквемада и предать главного координатора хорошо известных прошлогодних мародёрств повстанцев священному огню. В соседнем Египте «арабскую весну» оседлали «Братья-мусульмане» – она, похоже, и не думает там заканчиваться. В Сирии за время гражданского противостояния количество погибших превысило 30 000 человек, а счет беженцев пошёл на сотни тысяч. На днях щедро поддерживаемая Западом и исламским миром Свободная сирийская армия в очередной раз показала своё лицо, запросив за взятую в заложницы украинскую журналистку Анхар Кочневу выкуп в $50 млн. долларов и обещав казнить ту в случае невыполнения требования.

Однако более успешно, чем Свободная сирийская армия, с режимом Ассада воюет «Фронт победы» – иракский филиал «Аль-Каиды». Именно ему, очевидно, и перейдёт власть в случае падения режима. И тогда исламский фронт перекинется сначала на богатые нефтяные монархии Персидского залива, а следом и на Центральную Азию, Кавказ и Закавказье. Пока, впрочем, запоминающаяся картинка из советского учебника истории «Красная армия в кольце врагов» больше относится к Израилю. По завершении ноябрьской операции «Облачный столп» против боевиков «Хамас» генассамблея ООН предоставила Палестине статус государства-наблюдателя, а также наказала Израилю покинуть Голанские высоты и отказаться от провозглашения Иерусалима столицей еврейского государства. В ответ Израиль развернул строительство новых поселений на Западном берегу реки Иордан. Ремейка ноябрьского «Облачного столпа», судя по всему, долго ждать не придётся.

В тени «Франкеншторма»

Уже второй год кряду Штаты пали жертвой лютого стихийного бедствия. На смену прошлогодней серии разрушительных торнадо пришёл сильнейший (и самый дорогостоящий для американской экономики после «Катрины» и «Эндрю») ураган «Сэнди», обрушивший на восточное побережье США со скоростью 130 км/ч. В одном только эвакуированном (!) Нью-Йорке погибло полсотни человек, однако вряд ли этот скорбный список может хоть как-то оправдать циничную избирательность мировых СМИ, оставивших за кадром события в других регионах мира.

А между тем стихийным бедствиям подверглись сразу около 11% всей населенной суши – более 200 регионов в 41 стране мира! В ЮАР вышел из многовековой спячки крайне тревожный вулкан, сильные землетрясения пришлись на Канаду и Японию. Стиравший на своём пути целые города тайфун «Шонтинь» прошёлся по Вьетнаму, Китаю и Филиппинам, жертвами разрушительных смерчей пали Мьянма и Новая Зеландия, а итальянская Венеция и аргентинский Буэнос-Айрес полностью ушли под воду. В общем, буйства «Сэнди» были лишь крошечной частью тотального разгула стихии по всей планете — суммарно более опустошительного, чем то было в 2010-м и 2011-м годах. Люди разъярили Землю не на шутку, и о том, когда сработают самые опасные её детонаторы, в преддверии беззаботных праздников Рождества и Нового года лучше не гадать.

Андрей Беляев
“Пражский телеграф”