Чешский Хлумец – начало Ватерлоо

При Бородино Наполеон пожалел свою гвардию, не стал рисковать ею за сотни миль от Парижа и не пустил в сражение. Гвардейцы великого полководца, прошедшие с ним египетскую и итальянскую кампании, закалённые годами европейских походов,  герои в высоких бобровых шапках подобные великанам, положили свои жизни при Ватерлоо. «Храбрые французы, сдавайтесь!» – кричали им англичане. – «Дерьмо! Гвардия отступает, но не сдаётся!» – отвечали преданные своему императору воины и гибли во славу Франции. 29 августа 1813 года во славу России в битве у городка Кульм (Хлумец) в Богемии, 10 тыс. русских воинов дали бой 35-ти тысячной дивизии французского генерала Доминика Вандама. Почти все они погибли. Гвардейский Семёновский полк убитыми недосчитался 900 из 1.800 бойцов. Измайловский – 551. Но русская кровь пролилась в тот день на чешской земле не напрасно. Благодаря стойкости российского солдата в сражении, которое должно было стать не более чем проходным, Европа была спасена от Наполеона. Именно Кульм, никому не известный богемский городишко, по праву следует считать началом Ватерлоо.

 

Приглашение принять участие в торжественном открытии памятной арки на месте захоронения 10-и тысяч воинов редакция ПЭ получила заблаговременно. И так же заблаговременно мы отписались, что едем. В программе была литургия в память павшим, которую должен был служить Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор. От РЦНК в 9:00 приглашенных должен был отвезти, выделенный посольством РФ, автобус. Но владыка поехать не смог. Когда в 8.40 я подошёл к зданию Российского центра, оказалось, что вместо автобуса выделили маршрутку, и она уже уехала. Выручили казаки Посольской станицы «Троицкая», мокнувшие в своих синих мундирах в ожидании съемочной группы. «Азово-черноморское телевидение фильм о нас снимает», – рассказал мне в машине начальник штаба станицы Виктор Сазонов. – И с ними ещё радио «Казачий Дон». Интересуются ролью казаков в победе над французами. А посольские не поедут, сегодня же Матвиенко в Брно прилетела. Они все там».

Триумфальная арка с православным крестом

31 августа 2012 года выдался дождливым днём. Хляби небесные разверзлись рано утром и с каждым часом всё больше входили во вкус. Не самое лучшее обстоятельство для торжеств, но, в то же время, полное символизма. Всех, собравшихся в этот день у монумента павшим воинам в селении Пржестанов (Přestanov), возле Хлумца, не покидала мысль, что вместе с ними сама природа оплакивает воинов, павших 199 лет назад.
У памятника в честь победы при Кульме всех подъезжающих ждал организатор мероприятия и инициатор возведения памятной арки у братского захоронения павших воинов, председатель организации «Ковчег-Арха» Анатолий Орлов. Мы попросили его рассказать о работе, которая ведётся для сохранения памятников на месте боевой славы.
«Собственно, последнее, что мы сделали, возвели триумфальную арку с православным крестом по дороге к захоронению. Сама братская могила находится в лесу и если не знать, что она именно там, ни за что не найдёшь. А так хоть с дороги стало видно. Это была инициатива отца Мирослава Вахаты – протоирея церкви св. Вячеслава чешского из города Крупка. Мы бросили клич, собрали деньги. Строительство обошлось в 2 тыс. евро. Закончили буквально позавчера».

Достучаться до «небес»?

Затем Анатолий Орлов поделился своими планами. «Мы договорились с одним московским олигархом, господином Чижиком, который выпускает строительные материалы, что он здесь за свои деньги поставит стелу «Примирение народов». Пора уже забывать те обиды, которые были нанесены 200, 100, 50 лет назад. Ещё мы хотим открыть здесь исторический центр, который будет исследовать все битвы, прошедшие на этой территории за последние тысячу лет. Мы договорились с туристической организацией, разработали туристический маршрут по местам боевой славы. Водим туристов: чешских, немецких и русских. Рассказываем о славе русского оружия. Постепенно интерес к этому месту возрастает. Нам очень помогают местные власти. Жители маленькой деревеньки Пржестанов, её староста, господин Черны, за свои деньги помогают нам содержать мемориал. Своих средств у нашей организации, к сожалению, на всё не хватает. Привлечь власти российские у нас пока не получается. К кому мы только ни обращались. Вплоть до президента России. Бесполезно. Но вот я написал письмо Никите Михалкову. Он моментально мне позвонил и прислал сюда свою съёмочную бригаду. Фильм по телеканалу «Россия» будут показывать. Первый блок: «Наполеон против России», второй – «Россия против Наполеона». И в том числе 1 серия – 110 минут – будет о битве при Кульме. Снимали автор и продюсер Елена Чавчавадзе и сценарист и режиссёр Галина Огурная, которые на студии документальных фильмов Никиты Михалкова снимают всю серию фильмов «Русские без России». Мы надеемся, что с помощью этого фильма, с помощью прессы, телевидения, радио российское правительство повернётся к нам лицом. Ведь это самое большое российское воинское захоронение в Европе. 10 тыс. солдат здесь похоронено. Примерно 7.500 тысяч русских, а остальные – кого собирали, так что могила действительно – братская».
Сам памятник поставили в 1835 году. Сначала поставили часовенку. Она называлась «Юфтевой», потому как трупы российских солдат, которых в ней отпевали, распознавали по части униформы – юфтевым сапогам. Потом, по-христиански, придали земле и останки остальных павших.

Эхо войны

Странное это чувство – стоять на мирном, поросшем колосящейся травой, окруженном живописными горами поле, которое теперь разрезает шоссе, с проносящимися по нему машинами, и понимать, что именно здесь когда-то стреляли пушки, картечь рвала человеческие тела, конница налетала на пехоту, рубя палашами солдатские головы. Но воины, зная, что за ними пусть не Москва, но их император Александр I, стояли насмерть. Как 300 спартанцев царя Леонида у Фермопил.
«Когда русские войска отступали после сражения под Дрезденом, в котором Наполеон разгромил войска 6-й коалиции, они проходили по ущелью через деревню Кульм, – рассказывает Орлов телевизионщикам. – Вот здесь они встали и держали оборону. Их было всего 10 тыс. человек. Это были русские. Австрийцы и прусаки ушли другим маршрутом за горы. Здесь стояла пехота, ниже – ряды казаков, а в резерве – личная гвардия Александра I, которая позже и решила исход битвы. Французы совершенно неожиданно появились позади части русского войска, которую вёл Остерман-Толстой. Но наши успели занять оборону. 35 тыс. французов против 10 тыс. наших. Была кровавая битва. Воевали целый день. Самому Остерману ядром перебило левую руку, и он, выбрав среди врачей совершенно незнакомого хирурга, сказал ему: «Нравится мне твоя физиономия. Отрезывай мне руку». И он «отрезывал», а солдаты пели военную песню. От русских войск осталось несколько сотен человек. И была реальная угроза того, что французы захватят Александра в плен. А дальше – город Теплице, склады, раненые – все, катастрофа».

Солдатушки – бравы ребятушки

За ночь к месту сражения подошли основные силы под командованием Барклая де Толли. Подтянулись венгерские драгуны. Отступающий из-под Дрездена прусский корпус, сам того не планируя, вышел французам в тыл. В обход французских позиций, поутру отправился отряд донских казаков. Вандам стоял на горе, которая теперь называется горой Вандама, и смотрел в подзорную трубу на российского императора, который, в свою очередь, разглядывал его в подзорную трубу, стоя на горе Дубравка. Король Пруссии, боясь неблагоприятного исхода битвы, ретировался на 20 километров вглубь страны. Шварценберг, командующий австрийскими войсками, не пришёл. После дрезденского поражения австрийцы с прусаками вообще помышляли о выходе из коалиции.
Исход битвы был решен 30 августа. Казаки пленили Вандама. Французы были разбиты. Но не заплати русские солдаты за победу своими жизнями, финал сражения, да и последующая история Европы, были бы другими. Именно под Кульмом начался окончательный крах иллюзий Наполеона о мировом господстве. Именно здесь маятник его удачи, качнувшийся уже в другую сторону во время русской кампании, окончательно сдвинулся в пользу его противников.
«Если бы русские не устояли здесь, эти 10 тыс. солдатиков, то прусаки и австрийцы вернулись бы обратно, – объяснял Орлов. – Поэтому мы и считаем, что это место нельзя забывать. Нужно помнить о нём, рассказывать всем людям, нашим детям, нашему правительству. И я считаю, что то, что мы сегодня здесь – это заслуга и наших соотечественников, которые здесь живут».
Казаки Посольской станицы «Троицкая» и другие казаки из Всеказачьего союза чешских земель и Словакии, под командованием атамана Дзюбы, представители местных властей, члены организации «Ковчег-Арха» возложили к мемориалу павшим воинам венки. Такие же венки были возложены и у захоронения. Священнослужители освятили триумфальную арку и отслужили поминальный молебен у братской могилы.

Слово пастыря

В заключение отец Мирослав сказал речь, которую мне хочется привести здесь полностью.
– С милостью божьей, пока мы будем живы, будем водить сюда своих детей, чтобы они видели, что зверства войны были и есть, но мы молимся за то, чтобы их не было. Чтобы каждый, кто придет сюда вспомнил, что происходило здесь 200 лет назад. Мы знаем, что героизм воинов проявляется во время войны, но мы не хотим войны. Каждый из нас должен задуматься о том, что 200 лет пролетело, как миг. Эта земля, это поле, на котором мы стоим, глубоко пропитано кровью солдат, которые здесь погибли. Мы знаем, что больше всего здесь погибло русских солдат. И знаем, что как в наполеоновских войнах, так и в войнах последующих, на чешской земле русский народ приносит самые большие жертвы. Я хочу поклониться присутствующим здесь представителям этого народа, который относится к чешской земле, как к своей. Не потому, что добыл ее в войне, а потому, что здесь пролита кровь его предков. Я верю, что чешский народ в дружбе с русским народом могут достичь многого. Чешский народ, русский народ, все славянские народы – едины. У нас общая история, общая память, общая ментальность. Нужно молиться и просить бога о том, чтобы он помог нам объединиться, чтобы мы, как большой единый славянский народ, могли запретить войну, чтобы наши дети могли жить мирно под защитой Пресвятой Богородицы и Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

Константин Гербеев
“Пражский экспресс”