Европа в периоде полураспада

Европейский долговой кризис вышел на новый виток, охватывая и страны, не входящие в еврозону, и даже дистанцирующийся от её периферии центр. Инвесторы стремительно теряют интерес к Старому Свету, а потому выход отдельных государств из зоны евро  и распад единой валюты, скорее всего, уже не за горами.

 Последние события уже не просто свидетельствуют в пользу такого сценария, а показывают, насколько основательно весь деловой мир (за исключением меланхолично-вялой его европейской части) готовится к евроколлапсу. В то время как Китай, Япония и Россия замораживают планы участия в европейском стабфонде до лучших времён, в США и Великобритании готовят для своих банков свежий стресс-тест «Развал еврозоны».

Пока участники валютного рынка тестируют новое программное обеспечение для ожидаемых ими торгов по некогда упразднённым валютам Старого Света, британский МИД измеряет вероятность краха евро красноречивой категорией «вопрос времени» и уже готовит континентальные диппредставительства к возможным беспорядкам. В свою очередь, Moody’s предупреждает рынки о целой цепи возможных суверенных банкротств с последующим отказом ряда стран от единой валюты: «Чем дольше будет продолжаться кризис ликвидности, тем быстрее последуют дефолты».

За океаном проблему ликвидности уже дважды решали посредством печатного станка, однако ЕС — отнюдь не тот случай. Прежде чем наделить Европейский Центробанк такими полномочиями (или же запустить альтернативный проект общих евробондов), участникам альянса нужно договориться о механизме контроля, подразумевающим введение автоматических санкций за нарушение норм Маастрихтского договора (госдолг не более 60%, а дефицит бюджета — не более 3% ВВП) и передачу странами-нарушителями своей бюджетной политики в обмен на финансовую помощь.

Бюджетные сусеки

Однако навряд ли проблемные страны согласятся с аргументом, будто членство в еврозоне стоит утраты суверенитета. Тем более, сама практика уже опробованных Евросоюзом «планов спасения» безапелляционно доказала обратное: политика жёсткой экономии сокращает не объём суверенного долга, а размер экономики, лишая местную промышленность возможности развиваться и создавать рабочие места. При этом бюджетные сусеки начисто выскребаются заоблачной доходностью по гособязательствам (так, ставка по однолетним греческим бондам уже достигла 273%), утяжеляя и без того незавидное кредитное бремя страны-заёмщицы. Наглядно продемонстрировать, как это происходит, взялся авторитетный ресурс brunoleoni.it, где онлайновый счётчик итальянского долга ежесекундно отсчитывает по €3500.

К тому же неясно, как описанный механизм будет работать в отношении его инициатора — Германии, чья экономика, после откровенного провала с реализацией 10-летних бондов, также подверглась угрозе долгового кризиса. Вопреки бытующему мнению, репутация Берлина в свете столь лелеемых им Маастрихтских соглашений выглядит отнюдь не безупречно. Последние два бюджета ФРГ были дефицитными (5,4 и 4,5% ВВП соответственно), а госдолг достиг 83% ВВП. В 2012-м правительство рассчитывает наделать долгов ещё на €26 млрд. И это при том, что на начало этого года размер обязательств федерального бюджета и самоуправлений разросся до внушительной отметки в €2 трлн. И раз уж даже прижимистые «фискальные моралисты» не в состоянии жить по средствам, что можно требовать с их соседей по континенту?

Nord и Süd

Со всей очевидностью открылась и политическая составляющая «консолидирующей» риторики Меркель и Саркози — сугубо лично-партийное стремление оттянуть любой периферийный дефолт хотя бы до выборов (лидера Пятой Республики это испытание ожидает уже в апреле, партию бундесканцлерин — годом позже), вслед за которым со всей еврозоной в трубу полетят и оба политика. Беспристрастное время и непредвзятые математические расчёты показывают, что никакого спасения их планы содержать не могли – и Греции (а затем, видимо, и Италии) банкротства избежать всё равно не удастся.

Сейчас чуть ли не единственным способом миновать падения еврозоны в пропасть (от которого с завидным упрямством открещивается франко-немецкий тандем) видится переход на «двухскоростную модель» с разделением евро на две валюты – сильный EuroNord (для ведомых общим экономическим правительством ФРГ, Голландии, Люксембурга, Австрии, Финляндии и, возможно, Словакии, Словении и Эстонии) и более слабый EuroSüd (для Франции и остальных). Хотя это решение дешёвым уж точно не будет (только в первый год каждый житель континента прямо либо опосредованно недосчитается от €6 000 до €12 000), оно позволит «южным» экономикам восстановить конкурентоспособность и возобновить былой рост, а «северным» – вернуть доверие рынков при минимальных для столь патовой ситуации издержках. В противном случае Европейский Союз ждёт судьба его советского «прототипа» — со всеми вытекающими экономическими, социальными и политическими последствиями.

Андрей Беляев
«Пражский телеграф»
www.ptel.cz