Наталья Конева: «У нас должен быть взгляд друг на друга, а не сжатые кулаки»

Koneva Natalja Ivanovna

Дочь маршала Конева Наталья Ивановна не могла остаться равнодушной к событиям, связанным с памятником её отцу в Праге на площади Интербригады. В одном из своих интервью она сказала, что хотела бы, чтобы памятник был отправлен в Россию и установлен в Москве.

Шеф-редактор ПТ Наталья Судленкова обсудила с Натальей Ивановной Коневой предложение экс-главы МИД ЧР Карла Шварценберга установить снятый памятник в одном из почётных мемориальных мест Праги.

26 января текущего года бывший министр иностранных дел ЧР князь Карл Шванценберг опубликовал в газете Právo свой коментарий, в котором предложил разместить памятник Вашему отцу, маршалу Коневу, на почётном месте в Праге. Как Вы относитесь к этому предложению?

Я думаю, что в этом комментарии есть позитивное зерно. Сейчас, как мне кажется, вполне подходящее время для того, чтобы памятник был установлен  в каком-то достойном месте в Праге.

Понятно, что мы, члены семьи – особенно заинтересованные люди, но, может быть, имело бы смысл и представителями властей нашей страны и Чехии какой-то процесс начать.

Важно поддержать эту позитивную инициативу Карла Шварценберга, потому что разрушать очень длительные и, надо сказать, очень хорошие отношения Чехословакии, а затем Чехии с нашей страной не стоит, следует их налаживать и направлять в правильное русло человеческих отношений.

Хочу сказать попутно, что всё то, что произошло, я воспринимаю как политическую акцию, связанную с  определёнными тенденциями в самом чешском обществе.

К слову сказать, эти движения в Чехословакии в 1945-м году тоже имели место, мы знаем, что вокруг того же Пражского восстания была очень непростая ситуация. Были разные силы, которые пытались вовлечь в этот многосторонний диалог представителей самых разных стран союзников.

Нам, семье маршала Конева, сложно забыть то, что произошло с памятником – сделано всё было крайне недостойно, в унижающей достоинство форме со всеми фокусами, с масками. Хотя я понимаю, что политические силы, которые принимали такое решение, продемонстрировали нам, что это было некое коллективное обсуждения.

Но эти силы фактически сегодня ведут войну не с настоящим, а с прошлым, причём со своим собственным прошлым…

Важно отменить, что сейчас настал момент, наверное, когда мы смотрим на прошлое с точки зрения сегодняшнего дня, который совсем непрост. Сложны отношения как внутри Европы, так и отношения с нашей большой страной. Мы переживаем особый момент, и прошлое всё равно неминуемо вовлекается в этот сложный диалог сегодня.

Трезвомыслящие люди должны были бы задуматься о том, что май 1945-го года в Праге – освобождение, разгром немецкой армии, которая хотела завоевать весь мир, могло бы быть объединяющим и праздничным, ведь Прага – центр окончания войны.

И тут всё сошлось – и патриотический подъём населения, которое ощутило себя победителем, и приход Красной армии, которая тогда ассоциировалось с разгромом злых сил, там сошлась и красота природы, которая в этот момент расцветала… Это всё, что вылилось в празднование, могло бы стать венцом окончания войны.

А потом, когда мы наблюдали все эти события вокруг памятника, то ярчайшее событие – конец войны в Европе, 75-летие окончания страшной войны – превратилось в некрасивый спор и унижение тех людей, которые тогда входили в Прагу.

Мы не должны забывать о том, что вошли не просто представители Красной армии, но и представители Чехословацкой армии, которые героически воевали в составе Первого украинского фронта.  Памятник отцу, когда он был воздвигнут в 1980-м году, ассоциировался не с определённой личностью, а это был красивый символ человека с сиренью, который воплощал собой всё то радостное и счастливое, что произошло в мае 1945-го года.

Как Вы считаете, какое место было бы более наиболее подходящим для памятника в новой ситуации?  Князь Шванценберг в своём комментарии обозначает два возможных места, но не называет их.

У меня, конечно, есть душевное пожелание. Я хотела бы, чтобы коль уж памятник будет установлен в другом месте, чтобы это событие стало приятным как для чехов, так и для тех людей, которые сражались в антигитлеровской коалиции, потому что мы были тогда союзниками.

Важно, чтобы ветераны не чувствовали себя неудобно, когда придут на то место, где будет установлен памятник, чтобы их не преследовали и не троллили в сетях.  Очень бы хотелось, чтобы в этом участвовали и молодые люди, потому что они должны понимать, как важно сохранять хорошие отношения между странами, сохранять мир в Европе, чтобы большая страна на востоке не представлялась им каким то страшным, бряцающим оружием, медведем.

Хочется, чтобы этот день был приятным для всех нас, чтобы мы могли прийти туда с букетами и просто поклониться чехословацким и нашим воинам, а также тем, кто были союзниками. Мы не должны забывать о том, что союзниками были крупные державы, включая американцев, и все они вели себя очень достойно.

Победа была общей для всех союзников, для тех, кто вёл подпольную борьбу как в самой Германии, так и в странах, оккупированных Третьим рейхом…

Многие ветераны, в том числе ветераны американской армии, участники боёв со стороны Британии, французские лётчики и многие другие – все они понимают, что эта точка – 1945-й год, окончание войны в Европе, нас объединяет. Нам надо найти точки соприкосновения, высказать уважение всем, кто жертвовал своей жизнью по-настоящему, во время этой страшной великой войны 20-го века.

Второе, что для меня очень важно – хотелось бы, чтобы было выбрано место, где не просто некая пустота. Как говорил мой знакомый, автор памятника отцу в Кракове,  польский скульптор Антоний Хайдецкий: «Наталья, я когда делал памятник, думал об одном  – мне бы хотелось, чтобы он жил, чтобы вокруг него был сквер, скамейки, гуляли люди с детьми,  молодёжь. Я хочу, чтобы он жил».

И сегодня я думаю, что очень важно, чтобы памятник жил заново, оставив за чертой всё то, что было негодным  и оскорбительным не только по отношению к отцу, но и к нам всем. Ведь из людей, воевавших в составе нашей армии, многие погибли в разных местах Чехии, нужно оставить память об этих людях.

Наверно, было бы наиболее подходящим то место, где похоронены папины воины и офицеры. Туда приходят люди, а кладбище –  это не место, где нужно устраивать политические митинги и манифестации. Поэтому если это будет сделано на Ольшанском кладбище, то памятник станет частью мемориального места.

У нас должен быть взгляд друг на друга, а не сжатые кулаки. Я думаю, мы можем обрести общую точку взаимопонимания в этом ликовании в честь Дня нашей общей Победы.

СПРАВКА:

Наталия Ивановна Конева – единственный ребёнок в семье Ивана Степановича Конева и его второй жены Антонины Васильевны – родилась уже после войны. Она окончила МГУ по специальности “романо-германская филология”.

Сегодня Наталия Конева – профессор кафедры языкознания и литературы Военного университета Министерства обороны РФ, председатель Фонда памяти полководцев Победы.