Тайны Праги: Фауст, Гейдрих и другие

С детства я очень боялась чертей и прочей нечисти. 13 числа каждого месяца свет в моей квартире горел всю ночь, черных кошек и старые кладбища я обходила стороной, а от рассказов о ведьмах, колдунах и привидениях покрывалась мурашками.
Зная за мной эту слабость, один хороший приятель посоветовал мне съездить в Прагу. «Там ты излечишься от своего недуга», – сказал он, загадочно улыбаясь.

 Знакомство с Фаустом

Положившись на гида, я плелась по пражским улочкам в конце экскурсионной группы. В задумчивости я остановилась перед одной витриной, а когда подняла глаза, то не обнаружила ни группы, ни зонтика гида, призывно реющего над суетной толпой. Пробежав метров двести в направлении, куда двигались мои спутники, я окончательно убедилась – так и есть, потерялась. Слезы навернулись на глаза, и, чтобы сохранить макияж, я инстинктивно подняла голову вверх.

– Да, да, именно из этого дома черт унес доктора Фауста в преисподнюю, – раздалось рядом со мной на русском языке.

– Но ведь про Фауста писал Гете, а он немец, и дело должно было происходить в Германии, – произнесла я. Слезы тотчас пропали, я повернула голову и обнаружила рядом с собой симпатичного, стройного мужчину лет тридцати.

– Доктор Фауст, как и все служители тайных наук, был довольно непоседлив и исколеси пол-Европы. В Праге он провел немало времени, – возразил мужчина и представился, – Фауст, Йиржи Фауст.

– Родственник? – вырвалось у меня.

– Нет. Просто однофамилец.

«Врет», – подумала я и посмотрела на дом, ставшей причиной нашего знакомства. Большой, белый, табличка с адресом: Карлова площадь, 40; вывеска – «Аптека», а чуть дальше другая – «Музей».

Дом дьявола

В истории Праги были разные периоды. То она становилась столицей могущественной империи, то довольствовалась ролью провинциального городка. Но во все времена по неведомым причинам Прага оставалась местом мистическим. Здесь языческие корни сплетались с иудейской каббалой и самыми загадочными христианскими течениями. Город этот всегда давал приют ученым и шарлатанам, магам и алхимикам. Чего только они не искали: секрет вечной молодости, кольцо Гигеса, панацею и философский камень. А в начале 16 века, как утверждал мой новый знакомый, В Прагу приехал доктор Фауст и поселился в доме на Карловой площади. Здесь, продав душу дьяволу, он занимался черной магией и вызывал духов.

Но пробил час, и дьявол сказал, что пора идти. Фаусту не хотелось идти. Он сопротивлялся, как мог: заклинал, просил, но все было напрасно. Черт схватил его и вылетел наружу прямо через крышу. В крыше осталась только дыра. Как ни старались ее заделать, ничего не выходило, черепица и штукатурка обсыпалась, и дыра зияла по-прежнему. А уж когда тут стал появляться дух Фауста, на дом вообще махнули рукой.

Однажды, пересилив страх, в этом доме нашел убежище от непогоды бедный школяр. Каково же было его удивление, когда наутро в заброшенной лаборатории он обнаружил серебряный талер. И с того самого дня юноша каждое утро стал находить сверкающую монету. Как известно, аппетит приходит во время еды, и школяр пошел по пути прежнего обитателя этого дома – продав душу черту, он занялся алхимией. Все повторилось. Черт, погубивший Фауста, унес через ту же самую дыру и школяра.

И позже владельцами дома часто бывали люди, выбравшие себе опасное ремесло чернокнижника. Через полсотни лет в Праге появился известный на весь мир алхимик Эдвард Келли. При помощи своих знаний ему все-таки удалось провести качественный ремонт кровли. По крайней мере, с тех пор дом снова стал обитаем. Сейчас в нем аптека и уникальный музей алхимии, часть экспонатов которого была найдена прямо на месте – на чердаке и в подвале дома.

– Возможно, мы с вами сидим на скамье, на которой провел свою первую ночь бездомный школяр, – закончил свой рассказ Йиржи. Вдруг я поймала себя на мысли, что этот чех мне определенно нравится.

– Как интересно, – мечтательно произношу я, – а какие еще чудеса случались в волшебном городе?

– Ах, милая пани, их было тут превеликое множество! Хотите, я расскажу вам о самых любопытных?

И в следующий момент мы уже шли по набережной Влтавы в сторону каменной громады замка, нависающей над бурной рекой.

– Это один из самых больших европейских замков, – поведал мне Йиржи, – настоящий город в городе, резиденция чешских королей, императоров, теперь еще и президента страны. Как многие старые и знаменитые сооружения, он обходится без собственного имени. Его называют просто Замок (по-чешски Град). А собор святого Вита – главное украшение Града.

Заколдованный венец

Я буквально задыхаюсь от восторга, глядя на этот величественный готический храм, и метафора о «мрачном средневековье» кажется мне, по крайней мере, неточной. Его внутреннее пространство огромно. В глубине нефов – капеллы, каждая – как маленькая новелла в много вековой летописи собора. Знаменитые драгоценные реликвии минувшего: серебряные раки святых, саркофаги первых чешских князей, надгробия императоров. В одной из капелл собора похоронен святой Вацлав – небесный покровитель чешского государства, князь-христианин, убитый в 929 году братом-язычником.

– Видишь железную дверь в глубине капеллы? Она ведет в королевскую кладовую, где хранятся коронационные регалии Чехии – корона святого Вацлава, его меч и кольчуга. Королевские драгоценности нам с тобой увидеть не удастся, их выставляют на всеобщее обозрение очень редко. Но, может быть, оно и к лучшему. Реликвии – вещь опасная. Знаешь, например, что каждый, кто не по праву возложит на себя венец святого Вацлава, умрет страшной смертью?

– Да кто в наше время верит старым сказкам? – решаюсь, наконец, прервать свое затянувшееся молчание.

– Вот-вот, Рихард Гейдрих – гитлеровский наместник в Чехии – тоже не верил. И ради смеха примерил корону Вацлава на свою тупую тевтонскую голову, а на следующий день был убит тремя чешскими офицерами, заброшенными в страну с британского самолета. Я и тебе не советовал бы пренебрегать советами чернокнижников. Особенно в Праге.

Наталья Петренко