Город своего времени

Кромержиж… Трудно поверить, но это неподдающееся языку русского человека слово имеет славянскую основу: в древнее времена им титулировали человека, чем-то прославившегося в племени или крае, иными словами, это был ГСМ – Герой своего времени.
Теперь так назывется городок, лежащий северо-восточнее южноморавской столицы Брно. Познакомившись с ним, приходишь к выводу, что и этот Кромержиж ГСМ – Город своего времени. По городу прогулялся Андрей Фозикош.

 Мы приехали в Кромержиж довольно поздно, часам к восьми, и большая прямоугольная центральная площадь города поразила меня тем, что была совершенно пустынна. Хорошо освещённые фасады окружающих площадь бюргерских средневековых домов на фоне величавых куполов храмов производили впечатление удачных театральных кулис, и казалось, что из боковых улочек вот-вот выбежит народная толпа, чтобы розыграть сцену из «Ромео и Джульеты». Не выбежала.

Мой коллега, чешский журналист Иван Черны объяснил: «Время ужина. Все люди или дома, или в трактире». Мы тоже люди, поэтому разместившись в семейного типа гостинице «Чёрный орёл», спускаемся в одноимённый трактир, состоящий из нескольких залов. Действительно, в них было полным-полно посетителей. На реконструкцию объекта, историю которого можно проследить до XV века, деньги выделил Евросоюз, и она удалась на славу. Комплекс, включающий в себя минипивоварню, был открыт в 2009 году, и за короткое время завоевал себе добрую славу среди местных жителей и туристов, благодаря отличной кухне и хорошему сладеку-пивовару: четыре сорта местного пива могут похвастаться дипломами с пивного фестиваля в Падохове. Пришлось их перепробовать…

Как епископы «Ганацкие Афины» строили

На следующий день под лучами яркого солнца Кромержиж предстал перед нами во всей красе: чистота и ухоженность бросались в глаза, улицы заполонил народ. Городские власти, ценя туристов, которые ездят сюда толпами, делают много для того, чтобы взгляд на каждый из исторических объектов Кромержижа (а в центре города иных и нет) вызывал эстетическое удовольствие. И в этом году, как нам сказала Бланка Шимункова из мэрии, на Программу регенерации городских памятников из городской казны будет потрачено 2,8 млн. крон. Ремонта дождутся фасады церковной школы, бывшей гостиницы «Гана», здания ратуши. Продолжится ремонт второй башни костела св. Маврикия.

Идём к Архиепископскому дворцу – вместе с прилегающими садами в 1998 году он был включён в список культурного наследия ЮНЕСКО. По пути Иван просвещает меня, что раньше, давным-давно, в этом месте было славянское поселение, но уже в 1260 году оно получило статус города. Почему-то город облюбовали оломоуцкие епископы, позже получившие приставку «архи». Один из них Франтишек Дитрихштейн вспомнил о забытом праве епископов чеканить монеты, и это здорово помогло средневековому строительному буму. После него остался знаменитый епископский монетный двор, в котором собрана коллекция церковных монет и медалей.

Но пришла Тридцатилетняя война – и Кромержиж был тотально разрушен. Счастье опять подвалило из Оломоуца – в лице епископа Карла Лихтенштейна из Кастелькорна. Этот участник битвы при Белой горе, конечно, на стороне католиков, после победы Габсбургов получил бразды правления над всей Чехией. Возглавляя комиссию по конфискациям, он нажил колоссальное имущество, и часть средств вложил в восстановление Кромержижа.

Получается, нет худа без добра. Не будь трагедий и поражений первой крупнейшей всеевропейской заварушки и последующего перераспределения накопленных средств, не быть и Кромержижу «Ганацкими Афинами» (Гана – это географическая и этническая область Моравии с центром в Оломоуце).

Именно по указке Лихтенштейна бывшую епископскую резиденцию реконструировали в великолепный дворец в стиле раннего барокко. Денег было немеряно, поэтому при дворце играл оркестр, своим составом превосходивший оркестр парижского королевского двора, с собственными композиторами. Хватило и для закупки дорогих картин из Голландии.

Оркестр не выдержал испытания временем, но что касается живописи, картинная галерея дворца сейчас вторая по значению после Национальной в Праге. В ней собраны произведения европейских художников XV – XVIII веков. Самой ценной работой в коллекции является картина «Ароллон и Марс», принадлежащая кисти Тициана.

В роли столицы Австрии

Когда входишь во дворец, то хочется снять шляпу, даже если её и не носишь. Поклониться мастерству и умению создателей этой «лепоты» и ответственности тех, кто сохранил всё для потомков. Вот зал Сейма – его иногда из-за интерьера в стиле рококо называют одним из лучших в стране. Не могу избавиться от впечатления, что я его уже видел. Все становится ясным, когда наш сопровождающий сообщает, что здесь проходили съемки фильма Милоша Формана «Амадеус»: я его три раза смотрел.

Но зал больше известен по другой причине, отчего и имя получил: в революционном 1848 году Кромержиж на несколько месяцев стал фактически столицей Австрии, потому что здесь заседал конституционный сейм, обсуждавший самую прогрессивную на то время конституцию в Европе. Её не смогли принять, потому что 7 марта 1849 года армия сейм разогнала.

Специально для меня гид выдаёт информацию, что в 1885 году во дворце встречались два императора: австро-венгерский Франц Иосиф I и российский Александр III. Тот самый Александр, прославившийся своим невозмутимым: «Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать». Наверняка, Иосиф в Кромержиже укорял собрата-монарха за поддержку Россией балканских сепаратистов. Возможно, по праву: до роковых выстрелов в Сараево оставалось чуть меньше 30 лет…
После просмотра дворца перед нами встала дилемма: или барочный костёл св. Иоанна Крестителя, или украшенный ренессансным порталом дом на Большой площади, в котором размещена экспозиция Музея Кромержицкой области. Как это бывает, мы избрали третий вариант – свежий воздух и цветы, цветы…

Любосад

И не пожалели: Цветочный сад, или по-чешски Либосад (отсюда всего шажок до Любосада) – это ещё одно диво, облегчающее тяжёлые грехи епископа Лихтенштейна. Не пожалел епископ 75 000 золотых, громаднх по тем временам денег, и пригласил итальянских архитекторов Лукезе и Тенкалла, и они создали на неплодородной, болотистой почве за крепостными стенами очаровательный сад в стиле позднего ренессанса.

Сад выдержал столетия, пережил барокко, рококо и даже у коммунистов не поднялась на него рука, чтоб колхоз устроить. А ведь могли, потому что по всем правилам это единственный сохранившийся в Европе наглядный пример маньеризма, то есть вычурности, отражающей упадок гуманистической культуры Возрождения. Мы с Иваном переглянулись и согласились: есть моменты, когда вычурность не помеха. По аккуратным дорожкам, проложенным среди геометрически правильных узоров, созданных кустами, газонами и цветами, рядом с оригинальными беседками, фонтанами и античными скульптурами, можно ходить до бесконечности, и не уставать.
Впрочем, для любителей бесконечной ходьбы в саду имеется лабиринт, созданный из густых высоких кустов, напоминающий античный миф о Минотавре, его победителе Тезее и прекрасной Ариадне, которая знала, как не заблудиться в лабиринте. Спрашиваю гида, не пришлось ли кого спасать из зелёного плена, и он отвечает, что пока в лабиринте терялись только влюблённые, которых потом охотно искала вся тургруппа.

Genius loci

Своей архитектурой и историей Кромержиж, конечно, повёрнут назад – в своё время, но его «гений места» даёт себя знать и в современности. Ряд известных чехов родились в этом ныне 30-тысячном моравском городке, чтобы умножить его славу. Назову хотя бы Макса Швабинского, художника, витражи которого украшают храм св. Вита на Градчанах. Или мирового формата дирижёра Вацлава Талиха. Или чешского Высоцкого – певца протест-сонгов Карела Крыла. С 1934 по 1938 года здесь командовал батальоном будущий Герой ЧССР и Советского Союза, президент Чехословакии Людвик Свобода.

Кромержиж всегда, словно магнитом, притягивал людей искусства. Антонин Дворжак здесь с удовольствием дирижировал свои произведения. Эма Дестинова радовала своим пением. Ярослав Врхлицки читал собственные стихи. И сейчас в помещениях дворца, на площадках Цветочного сада и других сценах проходят концерты фестиваля «Кромержижское музыкальное лето». Если вам повезёт, вернее, если вы вовремя изучите культурную программу, вы сможете увидеть, как на главной городской площади выступают военные духовые оркестры, съезжающиеся из многих стран мира на свой Международный фестиваль. А любителям солнечного напитка настоятельно рекомендую заглянуть в знаменитые винные погреба, хранящие вековые традиции виноделия. «Мешни вино», то есть вино, употребляемое во всей Чехии для причастия, – оно отсюда.

«Чехия сегодня», № 169/2012