Анна Прокопова: о возрождении традиций, дежавю и меценатах

Традиции старинного русского искусства в современном мире не брошены и не забыты. Доказательство тому – изящные изделия неописуемой красоты, производимые ювелирной компанией «Намфлег». С художником и дизайнером уникальных украшений, выпускницей известного Абрамцевского художественно-промышленного училища Анной Прокоповой во время её приезда в Чехию встретилась корреспондент «Пражского телеграфа» Анастасия Скоробогатова. Разговор шёл о возрождении российских культурных традиций, дежавю и красивых украшениях, выходящих в мир из-под Аниных рук.

 Анна закончила известное художественное училище, которое находится в подмосковном городе Хотьково. «В год моего поступления мне очень повезло, – вспоминает Анна Прокопова, – на место было всего восемь человек». Сегодня такую конкуренцию представить очень трудно, а тогда талантливые девушки и юноши во всего Союза стремились получить прикладное художественное образование именно в Абрамцево.

«Хотелось учиться именно там, – говорит художница. – Ведь одна аура этого учебного заведения способствует развитию и творческому росту. Именно в музее-усадьбе Абрамцево, принадлежавшем меценату Саве Мамонтову, Врубель занимался керамикой в технике майолика, Васнецов писал свои сказочные полотна, Гартман и Роперт создавали шедевры деревянного зодчества, развивая псевдорусский стиль в архитектуре».
В этой творческой атмосфере Анна и остальные сотрудники ювелирной компании «Намфлег» и получали художественные знания.

Дежавю

Дальнейшие события Анна Прокопова характеризует французским словом «дежавю». Как в своё время семья Мамонтовых вкладывала все свои силы и средства в развитие талантов, возрождение и открытие новых граней старинного русского искусства, так и современный бизнесмен Илья Леонидович Гельфман, щедрый меценат и коллекционер, решил поддерживать и развивать угасающие в современном мире пластика и нанотехнологий традиции византийского эмальерного искусства. На это Илью вдохновила собственная коллекция старинных наручных часов, начало которой положил его дед.
Изначально идея Ильи Гельфмана ограничивалась созданием уникальных часов ручной работы с эмалевыми циферблатами и их реализацией в частные коллекции, причём именно в России. Однако, как рассказала Анна, вскоре «Намфлег» стал заниматься выпуском посуды в технике горячей перегородчатой эмали, а затем и линий женских ювелирных украшений.

Эмалевое чудо

На самом деле традиции искусства перегородчатой и витражной горячей эмали уходят своими корнями в эпоху Древней Византии, которые потом, вместе с приданным византийских принцесс и православием, переняла Русь. «Обратите внимание, что на бывшей территории великой Византии, ныне Турции, сплошь и рядом потрясающие по убранству мечети, церкви и предметы быта, в которых много примеров ручной работы именно с тончайшей эмалью», – говорит Анна.
Но, по словам художницы, эмальерное ремесло того времени от теперешних работ многих бижу-домов прежде всего отличает прочность и качество материала. «Например, наша мастерская «Намфлег» работает исключительно с драгоценными металлами и ювелирными материалами, а служить такие изделия при надлежащем уходе будут вечно, – объясняет Анна. – При температуре плавления эмали 800 градусов происходит соединение эмали и металла на молекулярном уровне. Посмотрите в музее Праги на эмалированные циферблаты часов, утварь и украшения прошлых веков – они сохранились практически полностью, тогда как изделия, выполненные не так давно в другом материале, разрушаются от губительной силы времени».

Прямая речь

Анна Прокопова демонстрирует мне прекрасные кольца из новой коллекции дома «Намфлег» – сияющее золото, глянцевая эмаль, шикарные узоры «турецкий огурец». «Это не турецкий огурец, а уже русский ивановский ситец», – поправляет меня дизайнер.
Анна объяснила, что горячая эмаль ложится только на благородные материалы – серебро, золото и медь, и сама по себе является стекловидной массой с добавлением окислов различных металлов для придания цвета. Кстати, неописуемого богатства оттенков эмали добиваются именно на фабриках по производству эмали, так как смешение оттенков нежелательно из-за непредсказуемости взаимодействия примесей.
«По сути, работу с эмалями можно назвать вредной, как и всё ювелирное производство, – говорит Анна. – Мы ведь трудимся в заводских условиях, где постоянно работают мощнейшие вытяжки, но мельчайшая пыль и испарения при высокотемпературной обработке эмали и металла всё равно проникают всюду. Сейчас за охраной труда и составом материалов следят очень строго, особенно, если речь идёт о европейской продукции. Мы работаем как с российскими, так и с австрийскими, французскими и английскими поставщиками эмалей. Однако раньше некоторые недоброкачественные производители в своей продукции допускали даже примеси окиси урана».
«Ничего нового в технологии изготовления мы не придумали, – скромно замечает Анна. – Методику эмалирования мы взяли на вооружение у византийских умельцев, да и другие ювелирные процессы протекают как и тысячелетия назад. Но мы, естественно, разумно применяем в производстве современные технологии.
Так, например, лично мои обязанности начинаются с карандашного эскиза на бумаге. Творчество – это же непрерывный процесс, нельзя начать думать в 8 утра и закончить в 5 часов вечера с окончанием рабочего дня. Вдохновение приходит вдруг и неожиданно, особенно на отдыхе в таком прекрасном городе, как Прага. Всё время ищу то, что может стать идеей для новой линии и продолжаю мысленно рисовать, даже когда нет бумаги и карандаша. Главное – потом не потерять этот воображаемый эскиз в своей голове.
Доработка проекта до ума в компьютерной программе и следующий этап, когда станок режет мастер-модель, и отличают современный процесс изготовления от старого ручного способа. В этом, собственно, вся разница. Далее – резинка, восковка, «ёлка», литьё, закладывание эмали, шлифовка, полировка, гальваника – весь процесс происходит так же, как и во времена царя Гороха. Все этапы нашего так называемого «массового тиража» выполняются вручную».
«Одна из самых кропотливых техник – филигрань, самая старинная из используемых нами техник перегородчатой эмали. При литье перегородки уже имеются, а вот при работе филигранью, тончайшей проволокой шириной от ноля целых двух десятых до одной десятой миллиметра, мастер вручную ставит перегородки на каждом изделии. Иногда одна такая выкладка по кольцу проволоки может занять до двух дней. Затем все нюансы рисунка проволокой заполняются цветными эмалями, а эффект объёма, который вы видите, – объясняет Анна, демонстрируя мне кольцо неописуемой красоты и изящества, – создан при помощи комбинации прозрачной и глухой фактур эмали».
В массовый тираж, конечно, идут изделия, выполненные в технике литья, а филигрань смело можно относить к авторской индивидуальной работе. Сейчас мастера компании с её идейным вдохновителем и главой Ильёй Гельфманом думают о расширении коллекций и выходе на европейский рынок.
«На данном этапе наши изделия можно приобрести только в интернет-магазине. Выход на рынок Европы потребует дополнительные силы и новые идеи – при создании коллекций нужно будет ориентироваться на вкусы европейцев, понадобятся другие подходы», – подводит итог Анна Прокопова.

«Пражский телеграф»

Анна Прокопова
Родилась в 1972 году в Ижевске. Окончила Ижевскую школу искусств. В 1987 году поступила в Абрамцевское художественно-промышленное училище. В Московском педагогическом университете имени Шолохова получила специальность «Педагог декоративно-прикладного искусства». Работала педагогом в Детском доме творчества и параллельно самостоятельным художником.
В течение последних пяти лет работает художником-ювелиром в компании «Намфлег», где все основные коллекции выполнены по её эскизам.