Владимир Фортов: «Мы сейчас тратим на науку меньше, чем американцы, в 100 раз»

fortov

Академик Российской академии наук (РАН), бывший вице-премьер РФ, директор Института теплофизики экстремальных состояний Объединённого института высоких температур (ОИВТ) РАН. Его звания и должности можно перечислять очень долго. Именно благодаря таким людям, российскую науку знают и уважают. О своём пути к физике, современном оружии и состоянии науки Владимир Фортов рассказал выпускающему редактору «Пражского телеграфа» Соловьёвой Дарии.

 

Что Вас привело в науку? Почему в 16 лет вы решили, что хотите всю жизнь посвятить физике?
Вы знаете, тогда было другое время. Тогда были запущены спутники, в космос слетал Гагарин, исследовали, фотографировали и даже высаживались на Луну. Тогда все молодые люди молились на науку, и вот тогда я пошёл в физику. Кроме того, был фильм «Девять дней одного года», который очень сильно повлиял на моё поколение. Наука действительно была очень серьёзным и престижным делом. Интересным, главное.
Вы говорите о науке в прошедшем времени. Как сейчас обстоят дела?
Сейчас хуже обстоят дела.
То есть молодежь в физику не спешит?
Вы знаете, нет. Она идёт. Точнее, пошла в последнее время.
Чем вы можете это объяснить?
Прошли те времена, когда можно было, ничего не делая, получать большие деньги. Более- менее устаканилась наша экономика, и теперь, чтобы добиться результата, надо очень серьёзно работать.
У Вас есть возможность сравнить положение науки в России и других странах. В чью сторону этот сравнение?
Все страны очень разные. Есть страны, которые входят в «Золотой миллиард», так называемый. Их совсем немного – всего около 200 стран в мире. Из них имеют хорошую развитую науку, может, стран 15-20. Россия сейчас балансирует где-то на границе – «туда-сюда».
Почему мы не входим в этот «Золотой миллиард»? Нет учёных? Нет условий для работы?
Это долгая история. В своё время, когда начиналась так называемая перестройка, тогда говорилось так (я это слышал от очень многих лидеров, от Бориса Николаевича Ельцина, в частности): «Давайте потерпим. Год-два». Тот же Ельцин говорил,- «Я начинаю в декабре преобразования. Если к маю ничего не изменится, я лягу на рельсы». Так что было ощущение, что всё как-то быстро произойдет, и мы станем Кореей, Америкой, Европой в одном лице. Этого не произошло. Это затянулось на десятилетия. И науку прировняли к другим сферам экономики. Вот до сих пор это и тянется. Мы сейчас тратим на науку меньше, чем американцы, в 100 раз. Отсюда всё и происходит. А конкуренция высочайшая.
У Вас огромное количество наград. Какая из них самая значимая для Вас?
Вы знаете, они все интересные. Для меня это подтверждение того, что нужно меньше думать о посторонних вещах и больше наукой заниматься.
Читала Ваше интервью об электромагнитном оружии. Что это такое, и чем это нам грозит?
Это не какие-то ужасы. Это не оружие массового уничтожения, как скажем, ядерное, химическое или биологическое, которое на самом деле просто ужасно по последствиям. Оно не летальное, то есть оно не убивает человека. Оно выводит из строя электронику, и в этом смысле его можно считать оборонительным. Поэтому оно не страшное, вообще.
Оно уже существует?
В той или иной форме, да. Причём, умещается в небольшой чемоданчик.
Каким образом в устройстве размером с кейс можно уместить мегаватты энергии?
У такого устройства большая мощность, но оно расходует малое само количество энергии. Происходит так называемая компрессия мощности. Энергия сжимается в очень коротком импульсе. Поэтому у вас отдельный импульс получается очень мощным, но расход энергии сравнительно небольшой. Происходит так называемая компрессия мощности. Так работает, например, генератор Маркса (не Маркса-экономиста, а Маркса-электротехника). Заряжают батарею конденсаторов, а потом одним ключом все их разряжают. Но те системы, о которых я говорю, используют другие принципы. Я не буду рассказывать о них подробно, поскольку не хочу быть учителем для подрастающего поколения террористов. Но скажу, что, используя современные системы, которые накапливают и компрессируют мощность, устройства можно сделать довольно маленькие.
Насколько опасны устройства, способные генерировать импульсы мощностью миллионы ватт?
Когда вы садитесь в самолет, вас просят выключить мобильный телефон. Мобильные телефоны имеют мощность полватта, но эти полватта могут воздействовать на систему управления самолета. А если у вас в руках миллионы или миллиарды ватт, можете представить, насколько это опасно. Поэтому направление, занимающее электромагнитной защитой, развивается сегодня довольно интенсивно. Необходимо создать системы жизнеобеспечения, невосприимчивые к такому роду воздействия, а это отдельная наука.
И сегодня стоит задача разработки таких систем для применения на поле боя. Есть публикации в открытой печати, посвященные радио-бомбам. Например, берется химическое взрывчатое вещество, энергия этого вещества преобразуется в импульс электрического тока и его мощность достигает миллиона ампер. Напомню, что удар молнии в громоотвод – это 20 тысяч ампер, а не миллион.
Получается, по мощности это оружие не уступает ядерному?

В каком-то смысле, да. Сегодня, не используя атомную бомбу, ученые научились получать импульсы, сопоставимые с импульсами, которые возникают в электромагнитном излучении ядерного взрыва, но это система не ядерная и может применяться скрытно.
Значит, войны переходят на новый уровень?
Да, это так. Могу привести пример другого «умного оружия». Оно применяется не по площадям, а по объектам. Вот есть генштаб, и только его будут уничтожать, не будут уничтожать всю Москву. В каком-то смысле, это более гуманно. С оговорками, конечно.
Электромагнитное оружие уже применялось?
Да. Были факты применения в Югославии.
Вы сейчас занимаетесь исследованием новой формы материи. Что это такое?
Это плазменный кристалл. Ситуация, когда плазма – самое распространённое и неупорядоченное, самое хаотическое состояние вещества, при определённых условиях образует кристалл – то есть самое упорядоченное состояние. Это совершенно новая вещь, которой очень интересно заниматься.
Что это может дать обычным людям?
Обычным людям это может дать то, что они станут умнее. Этим мы отличаемся от огромного количества различных биологических видов. Не тем, что мы сильнее, не тем, что мы быстрее или у нас когти больше, чем у них. В природе вы всегда найдёте животное, совершеннее нас физически. А мы умнее их. Поэтому мы цари природы.
Но как может применяться в жизни эта новая материя?
Она поможет улучшить ситуацию в термоядерных реакторах, а это – будущее энергетики. Помочь с дизайном новых материалов. Это улучшает технологию производства микросхем. И многое-многое другое.
«Пражский телеграф»

Фортов Владимир Евгеньевич

Академик Российской академии наук (РАН), бывший вице-премьер РФ, директор Института теплофизики экстремальных состояний Объединённого института высоких температур (ОИВТ) РАН.
В мировой науке Владимир Фортов известен, как создатель и руководитель нового научного направления — динамической физики неидеальной плазмы.
Работы Фортова по созданию научных основ защиты космического аппарата при реализации международного проекта «Вега» — изучению кометы Галлея, по моделированию процесса и исследованию последствий столкновения кометы Шумейкеров — Леви 9 с Юпитером, внесли значительный вклад в развитие космической физики. Фортов внес принципиальный вклад в проведение цикла исследований по физике энергии высоких плотностей на уникальном комплексе «Ангара-5-1»

Владимир Фортов мастер спорта по баскетболу и парусному спорту, увлекается теннисом и горными лыжами.
Женат, имеет дочь.

Фундаментальным и многообещающим по перспективам применения представляется проводимый в настоящее время под руководством Владимира Фортова цикл экспериментов по исследованию формирования квазикристаллических упорядоченных структур в плазме, включая уникальный космический эксперимент «Плазменный кристалл», начатый на орбитальном комплексе «Мир» в 1998 году и продолжающийся на Международной космической станции (МКС).

24 января 2011 года президент РФ Дмитрий Медведев поздравил ученого-физика Владимира Фортова с 65-летием.
“Вы внесли серьёзный вклад в развитие современной физики, стали автором фундаментальных трудов в таком новом направлении науки, как динамическая физика неидеальной плазмы. Высокую оценку в России и за рубежом получили Ваши исследования в области противометеоритной защиты, работы по математическому моделированию космических процессов”, – говорится в поздравительной телеграмме главы государства.
“Отрадно, что сегодня Вы плодотворно трудитесь на посту директора Института теплофизики экстремальных состояний ОИВТ РАН, способствуя укреплению международного престижа отечественной науки”, – отмечается в телеграмме.