«День святого Никогда» для Театра на Таганке

Юрий Любимов ушёл из Театра на Таганке после скандальных гастролей в Чехии. Той «Таганки», ради которой люди готовы были ночевать в очередях на улице, покупать втридорога билеты и потом передавать из поколения в поколение воспоминания о спектаклях, уже нет. 15 июля 2011 г. создатель Театра на Таганке Юрий Любимов покидает своё детище.
«Пражский телеграф» был первым СМИ, которому Юрий Любимов заявил о своём уходе. «Я ушёл из своего театра», – сказал легендарный режиссёр, которому в сентябре исполняется 94 года. Решение покинуть «Таганку» было принято Юрием Любимовым 24 июня 2011 г. в Праге, где театр представлял свой самый знаменитый спектакль «Добрый человек из Сезуана». За день до этого «Таганка» выступала с той же пьесой на театральном фестивале в Градце Краловом.
Причиной ухода режиссёра стал конфликт с труппой, которая в Праге перед репетицией потребовала от Юрия Любимова выплаты гонорара за спектакль, сыгранный ранее в Градце Краловом. Ситуация усугубилась тем, что всё это проходило во время открытой репетиции, на которой присутствовали посторонние: чешские режиссёры, студенты, актёры. Для них репетиция должна была стать своеобразным мастер-классом.
Юрий Любимов посчитал заявление труппы ультиматумом, сами актёры утверждают, что никакого ультиматума не было – просто артисты потребовали причитающиеся им деньги.
«Ультиматум был, актёры отказались играть спектакль пока им не дадут бабло. Дали. Сыграли», – вспоминает очевидец событий Олег Каторгин. Режиссёр передал труппе 16 тыс. долл. (гонорар театра за два спектакля) – 8 тыс. во время репетиции и ещё 8 тыс. – после неё.
За время, прошедшее с 24 июня, было сделано множество заявлений, а вокруг ситуации возник рой мифов. «Пражский телеграф» восстановил хронологию развития событий и попытался разобраться с некоторыми из произведений устного народного творчества.

 

Миф 1. Артисты хотели получить честно причитающийся им гонорар, а жена Любимова Каталин прятала его в сумочке и не отдавала.
Реалии: За выступления в Чехии Театру на Таганке причиталось 16 тыс. долл. – по 8 тыс. долл. за Градец Кралове (фестиваль) и Прагу (вне фестиваля). Эти деньги не являются гонораром артистам, это выплата самому театру, который часто используется для оплаты проезда труппы и вообще стандартно выплачивается безналичным переводом уже после окончания гастролей либо фестиваля (более подробно см. во вставке комментарии координатора гастролей Власты Смолаковой).
Артисты Театра на Таганке являются государственными служащими и получают заработную плату. Когда театр выезжает на гастроли, то все участники поездки (по сути, командировки) получают суточные. Артисты Театра на Таганке ещё в Москве получили суточные за проживание в Праге, а сразу после приезда в Градец Кралове они получили суточные за два дня на фестивале – по 600 крон на руки.
С правовой точки зрения Юрий Любимов имел полное право распоряжаться деньгами по своему усмотрению как директор театра. Одно можно сказать: «прикарманить» их ему было бы очень сложно, потому что деньги были выплачены официально, и любая проверка показала бы, что он их получил. Вряд ли 93-летний мэтр, которому стекаются авторские гонорары из разных стран мира за поставленные им ранее спектакли, стал бы рисковать своей репутацией из-за 16 тыс. долл.

Миф 2: Устроители фестиваля проинформировали актёров Таганки о том, что им уже выплачен гонорар, который получил Любимов.
Реалии: Устроители фестиваля не вмешиваются во внутренние дела театров, которые приезжают выступать в Градец Кралове. Не вмешивались они и в данной ситуации. Никто из руководства фестиваля не информировал труппу о том, что Любимов получил деньги. По неофициальной информации, сведения о получении Юрием Любимовым гонорара сообщила актёрам переводчица труппы.

Миф 3: Актёры Таганки играли великолепно, а зал рукоплескал ещё десять минут после завершения спектакля.
Артисты и репетировали спустя рукава, и играли «Доброго человека из Сезуана» точно так же. Некоторые из них после шопинга в Праге заходили в театр в 19:45, за четверть часа до начала спектакля. Стоит ли удивляться тому, что представление началось с опозданием? Зрители уходили в перерыве, места в зале во втором действии оказались свободными.
Во время спектакля Юрий Любимов находился в фойе театра, хотя раньше он всегда сидел в зале и отбивал ритм спектакля с помощью фонарика, закрывая и открывая ладонью свет. Рядом с ним в фойе были его сын Пётр с подругой, приехавшие в Прагу из Будапешта, и супруга Каталин. Каталин постоянно заходила в зал, смотрела, как идёт спектакль, и рассказывала об игре актёров Юрию Любимову.
Буквально через 5-7 минут после окончания спектакля к Юрию Петровичу подошёл «лидер восстания» Иван Рыжиков, который играл в спектакле одну из главных ролей – Лётчика Ян Суна. Он уже поменял сценическую одежду на цивильную.
Рыжикову не надо было выходить из роли, потому что он в неё и не заходил. Иван принёс Юрию Любимову два экземпляра расписки всех 29 членов труппы в том, что они получили и разделили между собой 16 тыс. долл., и предложил режиссёру расписаться в получении документа на одном из экземпляров.
93-летний старик поставил свою подпись, и участь Таганки была предрешена.
По окончании спектакля Юрий Любимов подписал для “ПТ” афишу “Доброго человека из Сезуана” и решительно провёл под подписью три линии, как будто подводя черту ещё под одним периодом своей жизни. Афиша “Доброго человека из Сезуана”, подписанная в ночь с 24 на 25 июня 2011 г. великим режиссёром в фойе Новой сцены пражского Национального театра “Любимов. На память. 24 июня 2011 г. Прага” стала последней афишей последнего спектакля, которым руководил ЮРИЙ ЛЮБИМОВ.

Комментарий ПТ: «Таганка» была детищем Юрия Любимова, как и актёры театра – его творениями. Они приходили к нему ради того, чтобы он огранил их талант, сделал из них Артистов. Любимов нередко бывал по отношению к ним груб и несправедлив, требуя от актёров такого же беззаветного служения театру, которым живёт сам. Но не всем дано быть великими.
«Таганка» была театром одного режиссёра, без него она будет чем угодно другим, но не всемирно известным островом свободомыслия и творческого гения.
Те, кто, следуя учению Полиграфа Шарикова, забрали и поделили деньги – по 500 долл. на человека, сами испугались результатов своего «подвига» и, как дети малые, кинулись к старшим – широкой общественности, пытаясь доказать, что «он сам во всём виноват».
Бог с ними, уже даже и неважно, кто и в чём виноват. Просто «Таганки» больше нет. Для Театра на Таганке, давшего нам Владимира Высоцкого, Аллу Демидову, Валерия Золотухина, Вениамина Смехова, Леонида Филатова и других, наступил «День святого Никогда».
Наталья Судленкова

Эксклюзивное интервью с Юрием Любимовым читайте в ближайшее время.

__________________________________________________________________
ВСТАВКА :

Шариков пожал плечами.
– Да не согласен я.
– С кем? С Энгельсом или с Каутским?
– С обоими, – ответил Шариков.
– Это замечательно, клянусь богом. “Всех, кто скажет, что другая…”. А что бы Вы со своей стороны могли предложить?
– Да что тут предлагать?.. А то пишут, пишут… Конгресс, немцы какие-то… Голова пухнет. Взять всё, да и поделить…
– Так я и думал, – воскликнул Филипп Филиппович, шлёпнув ладонью по скатерти, – Именно так и полагал.
– Вы и способ знаете? – спросил заинтересованный Борменталь.
– Да какой тут способ, – становясь словоохотливым после водки, объяснил Шариков, – дело не хитрое. А то что же: один в семи комнатах расселился, штанов у него сорок пар, а другой шляется, в сорных ящиках питание ищет.

Михаил Булгаков, «Собачье сердце»

________________________________________________________________________
ВСТАВКА:

Леонид Филатов
* * *
(Андрей Вознесенский)
Таганка, девочка,
Пижонка, дрянь!..
Что ты наделала,
Ты только глянь!..

О, Апокалипсис
Всея Москвы…
Толпа, оскалившись,
Крушит замки!..

Даёшь билетики!..
А им в ответ:
Билетов нетути!
Физкульт-привет!..

Такое скопление людей я видел только трижды в жизни: во время студенческих волнений в Гринвич-Виллидж, на фресках Сикейроса и в фильмах Бондарчука.
Лоллобриджидочка,
Чернявый бес,
Вы были в джинсиках,
А стали — без!..

Очкарик в свитере,
Второй Кювье,
О как Вам свистнули
По голове!..

Профессор с Запада,
Заморский гость,
Где ваши запонки,
А также трость?..

Знаменитости стояли в очереди особняком. Банионис кричал: «Я — Гойя!» Ему не верили. Все знали, что Гойя — Я.
Кассирша в ботиках
И в бигуди
Вопит: о Господи,
Не погуби!..

Ату, лабазники,
Ату, рвачи!
Как ваши блайзеры
Трещат в ночи!..

Пусть мир за стеночкой
Ревёт в бреду!..
Сижу, застенчивый,
В шестом ряду.

Филатов Л.А., Гафт В.И. Жизнь – театр: Сборник стихотворений. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1998
_________________________________________________________
ВСТАВКА:
Газета «Известия» при информационной поддержке «Пражского телеграфа» опубликовала официальное заявление координатора гастролей Театра на Таганке в Чешской Республике, экс-атташе по культуре посольства ЧР в РФ (1996–2001) и экс-директора Чешского центра (2007–2010) Власты Смолаковой.
«Хочу в связи с инцидентом указать на ряд вопросов:
1. Сколько я помню Юрия Любимова (а я занимаюсь проблематикой российского театра с 1974 года), он по отношению к чешскому театру ведёт себя дружески и великодушно, в том числе и в финансовых вопросах. За аренду Театра на Таганке во время московских гастролей Театра имени Клицпера из Градце Кралове с постановкой Вацлава Гавела «Уход» (два спектакля в апреле 2009 года) Таганка попросила только компенсацию текущих расходов — Чешский центр в Москве не мог бы себе позволить оплату рыночной стоимости аренды помещения.
2. Таганка всегда учитывает ограниченные финансовые возможности чешских фестивалей, и нынешняя поездка в Чехию однозначно не рассматривалась руководством театра как коммерческое выступление.
3. О выплате гонорара. Обычно фестиваль выплачивает его переводом на банковский счёт после выступления. В случае с Театром на Таганке общая сумма была 16 тыс. долл. – 8 тыс. за выступление в Градце Кралове (от фестиваля) и 8 тыс. за выступление в Праге уже вне рамок фестиваля. При этом российским театрам, как правило, выплачиваются наличные — в связи с тем, что в России процент с банковских платежей является просто драконовским.
4. Об использовании гонорара. Я не знаю, какие правила действуют в Театре на Таганке, но распределение гонорара между участниками труппы не входит в практику фестивалей. Некоторые небогатые театры используют его для оплаты проезда труппы на фестиваль, поскольку и в Чехии, и в России, и в других странах действует правило: театры должны оплатить самостоятельно проезд труппы и привоз декораций. Например, петербургские «Театр на Литейном» и «Небольшой драматический театр» приехали на фестиваль соответственно поездом и автобусом.
Возможно, труппа Театра на Таганке должна была знать все эти нюансы заранее, что могло бы предотвратить случившееся недоразумение».
______________________________________________________________
ВСТАВКА:
Песня «День святого Никогда» из спектакля «Добрый человек из Сезуана»

В этот день берут за глотку зло,
В этот день всем бедным повезло,
И хозяин, и батрак
Вместе шествуют в кабак.
В день святого Никогда
Тощий пьёт у жирного в гостях.
Мы уже не в силах больше ждать.
Потому-то и должны нам дать,
Людям тяжкого труда,
День святого Никогда,
День святого Никогда,
День, когда мы будем отдыхать.

Материалы напечатаны в газете «Пражский телеграф»