3D-прощание с «Поттерианой»

В ночь с 13 на 14 июля в пражских кинотеатрах состоялся премьерный показ второй части фильма «Гарри Поттер и дары смерти». Мировая же премьера картины, завершающей экранизацию саги о Гарри Поттере, прошла несколькими днями раньше одновременно в трёх кинотеатрах Лондона.

 

На лондонский спецпоказ стянулись поклонники «Поттерианы» со всех частей света, за исключением Антарктиды, а самый долгий путь – длиной в 12 000 км – проделали фанаты из «соседней» с ледовым континентом Аргентины. Чтобы увидеть своими глазами создательницу произведений о мальчике-волшебнике и исполнителей главных ролей в киноверсии фэнтези, «поттероманы» уже за несколько дней до премьеры оккупировали все подступы к красной дорожке, не постеснявшись разбить палаточный городок прямо на Трафальгарской площади.

Первая лента эпопеи «Гарри Поттер и философский камень» вышла в 2001 году и сразу принесла продюсерам почти миллиард – $974,7 млн. За 10 лет о похождениях юного мага сняли восемь фильмов, четыре из которых на счету Дэвида Йейтса, которому доверили и завершать историю. Предыдущей работе британского режиссёра до установленной первой серией планки по кассовым сборам не хватило лишь $20 млн. Сейчас продюсеры, впервые явившие миру полюбившихся героев в формате 3D, рассчитывают на ещё более ударный финиш.

Кинорекордсмен

Но и без заключительной части «Поттериана» уже побила все мыслимые рекорды: книжные продажи достигли полумиллиарда экземпляров, а киносборы превысили $5,5 млрд. Мать-одиночка, сочинявшая первую книгу о необычном мальчугане в кафе, куда её из жалости пускали погреться, стала вдвое богаче британской королевы: опус принёс Джоан Роулинг $804 млн. Совсем юные актеры (Рэдклиффу, когда его утвердили на роль Гарри Поттера, было всего 9 лет) превратились в дорогих звёзд Голливуда: сообща заработав под £100 млн., троица Рэдклифф-Уотсон-Гринт комфортно расположилась на самой верхушке топа богатых молодых британцев.

14 июля финальная часть киноэпопеи выходит в мировой прокат. Приличная касса ей обеспечена даже при условии, что интрига в фильме отсутствует напрочь: конец истории о Гарри Поттере желающие прочли ещё в 2007-м. Интрига, скорее, завязывается в другой плоскости и кроется в вопросе, как сложится дальнейшая судьба исполнителей главных ролей. Просто их настоящее всё чаще даёт поводы для тревог. Даниэл Рэдклифф утверждает, что его жизнь пошла под откос ещё со съёмок фильма «Гарри Поттер и Принц-полукровка», когда он пристрастился к алкоголю. Эмма Уотсон забросила Брауновский университет, а Руперт Гринт откровенно страшится собственного будущего: актер уверен, что никогда больше не встретит вызова, сколь-либо соизмеримого с «Поттерианой». К слову, судьбы некоторых участников проекта уже приняли трагический оборот. Исполнительница роли Падмы Патил, 21-летняя Афшан Азад, недавно была вынуждена бежать из дома, опасаясь расправы со стороны близких, а жизнь сыгравшего эпизодическую роль в экранизации шестой книги Роба Нокса и вовсе оборвалась в 18-летнем возрасте – от ножевого ранения в банальной бытовой драке.

Решение Дэвида Йейтса разделить «Дары смерти» на два фильма, помнится, вызвало у поклонников бурю негодования – им не терпелось увидеть всё сразу и до конца. Сейчас же они требуют от создателей продолжения праздника. Выступая на Трафальгарской площади, Джоан Роулинг призрачно намекнула фанатствующим массам: «Никогда не говори никогда». Но пока создательнице волшебной эпопеи ещё удаётся отделываться от «поттероманов» ресурсами недавно запущенного сайта pottermore.com – «Больше о Поттере».

HP generation

Ошеломительный успех детища Роулинг неуместно измерять одними деньгами. Растянувшееся на доброе десятилетие ожидание конца саги в определённом смысле и сформировало целый HP generation – поколение, представители которого в глазах тех, кто придёт следом, наверняка будут смотреться эдакими ветеранами неведомых войн или первопроходцами далёких миров. «Поттериана» стала явлением того же порядка, что и феномен The Beatles почти полувековой давности, а судьба центрального её персонажа, в годовалом возрасте заброшенного в чуждый ему мир «каменных джунглей», оказалась чем-то схожей с киплинговским Маугли. Редьярду Киплингу не изменило чувство меры, когда он оставлял своего героя на пороге взрослости, Джону Леннону — когда проворачивал тот же фокус с «битлами». Хочется верить, что оно не подведёт и Джоан Роулинг – и смазливый «ботаник» со шрамом-молнией на лбу, уже ставший суровым небритым юношей, уйдёт насовсем. Так точно будет честнее.

Андрей БЕЛЯЕВ
«Пражский телеграф»