Тайна пропавшего золотого запаса Российской Империи раскрыта

4 и 5 октября в Праге прошла масштабная международная конференция, посвященная 90-летию с начала Русской акции помощи в Чехословакии. В рамках конференции было затронуто множество интересных и актуальных тем, связанных с историей русской эмиграции первой волны в Чехословакии. Среди них – тема до сих пор крайне острая и противоречивая – виновны ли чешские легионеры в пропаже части золотого запаса Российской Империи в годы Гражданской войны? Наш сегодняшний собеседник надеется, что своим последним исследованием он поставил в этом вопросе точку.

 

В наших передачах «Исторические прогулки» в цикле, посвященном чехословацким легионерам в России, мы уже рассказывали о том, что исчезновение части «царского» золота в Сибири связывают с чехословацкими легионерами. Однако над многими фактами так и повис знак вопроса, который, мы надеемся, нам удастся устранить в нашей сегодняшней передаче. Итак, разговоры, о чехословацких следах в пропаже части российского золотого запаса стали вестись еще в 1920-е годы. В воспоминаниях многих эмигрантов можно встретить множество реплик и утверждений в отношении источника финансирования Русской акции помощи. Напомним, что решение о начале данной акции в поддержку русских беженцев, оказавшихся в связи с событиями в России вдали от дома, было принято правительством Чехословакии в 1921 году.

На протяжении вот уже 90 лет не прекращаются разговоры о том, что это было сделано за счет части золотого запаса Российской Империи, то есть так называемого «колчаковского золота», которое попало в руки генерала Колчака.
«В руки адмирала в итоге попало золото на сумму 645 с лишним миллионов рублей. Это золото в Казани захватывали, в том числе, и чешские легионеры – отряд чешских легионеров и отряд подполковника Каппеля. После целого ряда передвижений золото из Казани оказалось в Омске, где к власти пришел адмирал Колчак, и с тех пор оно стало называться «колчаковским золотом». И вот это «золото Колчака» является одной из загадок русской истории. Почему загадок? Потому что интересно, что же стало с золотом потом. А потом его легионеры вместе с адмиралом выдали Иркутскому политическому центру, иногда говорят, что большевикам, но это не так. Он был выдан меньшевикам и эсерам, которые свергли колчаковскую власть в Иркутске, к тому времени всем уже изрядно надоевшую, а те уже, в свою очередь, передали его большевикам. После передачи золота оказалось на сумму 409 миллионов рублей – то есть, существенно меньше. Так что же стало с золотом на сумму почти 236 миллионов рублей. Чтобы понять, что такое золотой рубль, то в те времена два золотых рубля были равны одному американскому золотому доллару, так что по тем временам это были гигантские деньги», – рассказывает историк, профессор Высшей школы экономики в Москве Олег Витальевич Будницкий.

Тут складывается неоднозначная ситуация: с одной стороны, часть золота бесследно исчезла, с другой стороны – Чехословакия оказывает массивную материальную поддержку русским эмигрантам. При этом охрану золота в значительной степени чехословацкие легионеры. Отсюда, по всей вероятности, и возникает заключение, что поддержка проводилась за счет золота, украденного легионерами. Вариантов и предположений было множество, разнились цифры и суммы, и такая ситуация продолжается по сей день. Однако, как считает профессор Будницкий, неуспех раскрытия загадки заключался в том, что разгадать ее пытались не с того конца.

«Я не ставил своей целью специально заниматься проблемами финансирования Русской акции, я пытался решить загадку золота Колчака. Я решил, и это можно прочесть в моей книге «Деньги русской эмиграции. Колчаковское золото 1918 – 1957». Почему мне удалось эту загадку решить? Потому что где искали золото? Как водится, в заброшенной шахте в Сибири, в тайге, в подвалах Легиобанка или еще где-то, а надо было искать, конечно, в документах. В документах Министерства финансов Колчака, в документах Российского госбанка, ибо за это золото отвечал банк, и по движению золота все документы должны были быть там, и они там есть. Эти документы хранятся в Российском государственном архиве экономики. Но самое главное, кто был ответственным за то золото, которое было доставлено за рубеж и было там продано или депонировано в зарубежных банках в качестве гарантий под займы и кредиты? Это были российские дипломаты, финансовые атташе, послы. Они вели переговоры с банками, договаривались об условиях кредита и так далее. Где эти архивы оказались? Они оказались в Гуверовском архиве, это Стенфордский университет в Калифорнии, там хранятся архивы Российского посольства в Вашингтоне, архивы Российского посольства в Париже и другие дипломатические бумаги. Часть документов хранится в Бахметьевском архиве в Нью-Йорке в Колумбийском университете, и последняя часть – в Русском архиве в Лидсе в Великобритании, куда попали бумаги Василия Маклакова, российского посла в Париже, затем главы эмигрантского комитета. Он был последним распорядителем российских денег».

Когда профессор Будницкий сложил все документы, оказалось, что все прекрасно документировано, и почти никаких пропаж золота не было. Выяснилось, что золото на сумму свыше 190 миллионов золотых рублей было доставлено из Омска во Владивосток, откуда оно было отправлено за границу. Там оно было продано частично французским банкам: Индо-Китайскому, Китайскому индустриальному, британским банкам, Гонконгско-Шанхайскому и японскому Йокогама Спеши Банк. То есть это были в чистом виде продажи, за которые были получены деньги. Но, кроме того, были осуществлены крупные займы в Японии, Великобритании и США. Самые значительные суммы колчаковское правительство получило в японских банках – 28,5 миллионов иен (тогда иена была равна 1 рублю) и у Консорциума англо-американских банков. Деньги должны были быть возвращены через год, но так как этого не произошло, золото перешло в собственность банков. Как мы отметили выше, не было практически никаких пропаж золота. Но, в основном, что случилось с пропавшим золотом, тоже по большей части известно.

«И еще на крупную сумму золото похитили, но мы знаем, кто, и что он с ним сделал. Атаман Семенов захватил один из эшелонов, который шел из Омска во Владивосток, и похитил золото на сумму 43,5 миллиона рублей. Эти деньги пошли на содержание его войска или золото на семь миллионов рублей было передано им барону Унгерну, чтобы он поднимал монголов для борьбы против коммунизма. Итак, мы знаем почти все, и мы знаем в точности, сколько золота пропало или было украдено. В архиве Госбанка сохранились все акты по этим эпизодам. Первое – пять золотых момент просыпались из размокшего мешка, и их не нашли. Другой случай – украли, разрезан мешок, в котором не досчитались 115 золотых рейхс-марок. В составе золотого запаса были не только российские золотые монеты, но и монеты еще 14 государств. Больше всего было немецких рейхс-марок, были и всякие экзотические, например, чилийские кондоры или испанские альфонсы. Эти пропавшие монеты были на сумму 1070 рублей. 31 октября 1919 года в Омске, когда грузили золото из подвалов банка на поезд, чтобы вывозить его дальше от наступающих большевиков, в телеге оказалась дыра в днище. Мешок выпал, его перегрузили на другую телегу, потом еще на одну, а потом мешка не стало – украли. Кто украл – неизвестно. 60 тысяч золотых рублей».

Однако, почему же в хищении части золотого запаса Российской Империи фигурируют чехословацкие легионеры? Оказывается – неслучайно.

«Наконец, самое крупное хищение. Произошло оно между станциями Зима и Тыреть – весьма символичное название. Там обнаружили, что на одном из вагонов вскрыта пломба и потом замотана. При вскрытии вагона оказалось, что не хватает 13 ящиков – было 200, осталось 187. Это единственный эпизод, в котором реально участвует чешская охрана. Командование охраны было чешским под руководством капитана Эмбра, и было понятно, что хищение произошло при участии часовых, потому что дно, стены. Крыша – все целое. Так что очевидно, что срезали пломбу, вынесли через дверь, замотали и сделали вид, что все осталось в целости и сохранности. Нам известны фамилии всех часовых с точностью с какого до какого времени он стоял в карауле, все фамилии русские. Конечно, все равно ответственность несет чешское командование, но если охрана участвовала в хищении, – а мы вряд ли можем в этом сомневаться, – то это украли или русские, или русские вместе с чехами. Так что это вполне можно назвать актом славянского единства вот в такой форме».
Далее стоит вопрос, что же произошло с золотом, похищенным из вагона. На настоящий момент не существует никаких доказательств, что золото было доставлено в Чехословакию и пошло на финансирование Русской акции помощи. Но, как считает профессор Будницкий, даже если сделать маловероятное допущение, что золото все же прибыло в Чехословакию, и по каким-то непонятным причинам было передано правительству, то какова была сумма, вырученная от его продажи? Проведя вычисления, профессор Будницкий пришел к следующим выводам: сумма от продажи 13 пропавших ящиков золота могла составить 390 тысяч долларов. Если посмотреть, сколько денег было потрачено на Русскую акцию, то только в первый год сумма равнялась 11 миллионам крон, 55 миллионам – во второй год, и 66 миллионам – в третий. В целом за 10 лет на помощь русским эмигрантам было потрачено порядка полумиллиарда чешских крон. Переведя хотя бы сумму за один год в доллары (66 миллионов крон при тогдашнем курсе на 1923 год 34,4 кроны за доллар) мы получаем более 1 миллиона 900 (девятисот) тысяч долларов. Это, как мы видим, практически в пять раз больше суммы, которая могла бы быть получена от продажи 13 ящиков похищенного золота.

«Поэтому я считаю, что миф о русском золоте может быть сдан в архив, просто потому что мы точно знаем, куда, кроме этих 13 ящиков, это золото делось. Так что загадки «колчаковского золота» больше не существует и не существует больше проблемы, пошло или не пошло русское золото на Русскую акцию, оно просто не могло на нее пойти по причине того, что оно оказалось в подвалах японских, американских и французских банков, причем попало в эти подвалы совершенно легально – было продано или отправлено в качестве золотых депозитов. Вот такая история», – заключает профессор Олег Витальевич Будницкий.

Чешское Радио-7, Радио Прага