Чех, единоплеменный россиянам. «Труд этот, Ваня, был страшно громаден…»

На строительстве 25 вёрст (26,5 км) Царскосельской дороги работали три тысячи сезонных рабочих и полторы тысячи солдат из военизированных строительных батальонов Главного управления путей сообщения.  При прокладке путей крепостными крестьянами было вырыто и перемещено 97 млн. куб. м земли — цифра колоссальная не только для того времени. Каждый рабочий должен был по норме выкопать за день около 5 куб. м грунта (около 10 т) и перенести их на 100 м.

 Это была очень тяжёлая работа. Рабочим приходилось толкать тачку с одним колесом, балансируя на досках, уложенных на землю вокруг возводимой насыпи. На подъеме помогали «крючники», которые зацепляли тачку и втаскивали ее на насыпь. Многие не выдерживали, и невольно всплывают в памяти берущие за душу строки Николая Некрасова:

Прямо дороженька: насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то всё косточки русские…

Трудно сказать, насколько в этом виноват сам Герстнер: вину можно, скорее, приписывать существующим порядкам, крепостному строю. Правда, одно волевое решение Франца Антона все же сказалось на объёме работ: для большего удобства перевозок он решил изменить английский стандарт колеи Стефенсона с четырех футов и восьми с половиной дюймов на шестифутовый (с 1524 до 1 829 мм). Как бы то ни было, дешёвая рабочая сила на этот раз помогла ему превысить начальный бюджет проекта всего в полтора раза – дорога обошлось в 5 млн. руб. ассигнациями.

Паровоз засвистел, и извозчики заплакали…

В ноябре 1836 г. на участке между Павловском и Царским Селом был впервые испытан локомотив Тимоти Гакворта, который провёл его 17-летний сын Джон с небольшой бригадой. Пробная поездка проходила в присутствии Николая I с семьей и большого количества зрителей.
24 января 1837 г. в воскресенье состоялось публичное опробование поезда с паровозом в присутствии иностранных дипломатов, в частности, посланника Голландии барона Геккерена, с приёмным сыном Жоржем Дантесом. В этой поездке мог бы участвовать и Александр Пушкин, знавший о строительстве Царскосельской железной дороги и любивший бывать в Павловске. До его смертельной дуэли оставались считанные дни…

Официальное открытие дороги состоялось 30 октября 1837 года, уже без присутствия императора, находившегося в Москве. Но полное сквозное движение поездов Петербург — Павловск началось 4 апреля 1838 года (по старому стилю). И только осенью 1838 года вступила в строй последняя станция дороги — Московское Шоссе.

За первый месяц эксплуатации железной дорогой воспользовались 13 923 пассажира. 12 апреля император Николай I впервые проехал на поезде из Санкт-Петербурга в Царское Село. Ежедневно из Петербурга уезжало от 500 до 1000 пассажиров, а в воскресенье – почти 2 тыс. человек.
А теперь небольшое сравнение. Все расстояние от Обуховского моста в Петербурге до Павловского парка (27,5 верст) извозчики преодолевали за 2,5-3 часа и обходилась эта поездка в 15-17 руб. Из Петербурга в Царское Село ходили дилижансы, одно место в них стоило 7 руб. ассигнациями. Стоимость же проезда по железной дороге в вагоне первого класса составила 3,5 руб. до Павловска и 2,6 руб. до Царского Села. Пассажиры радовались, а извозчики плакали…

Эпилог

Окрылённый успехом, Герстнер был полон решимости в дальнейшем, используя накопленные сведения, построить железную дорогу от Санкт-Петербурга до Москвы.

Однако российские власти не спешили: они отправили инженера в Америку для изучения американского опыта. И Герстнер делает это со всей дотошностью знающего и ответственного человека. Он приходит к выводу: «Дешевизна американских железных дорог основана на здравом смысле, преобладающем в их конструкции» и рекомендует пригласить в Россию американских специалистов.

Но в Петербурге вновь применили девиз «Доверяй, но проверяй» и послали в США новую инспекцию, которая согласилась с выводами Герстнера.

Между тем, в конце 1839 г. в семье Герстнеров, которая обосновалась в Филадельфии, родилась дочь. Но, к сожалению, к этому времени здоровье Франца Антона резко ухудшилось, и хотя путешествие подошло к концу, семья не торопилась возвращаться в Европу. После нескольких месяцев страданий 12 апреля 1840 г. жизнь Франца Антона Герстнера оборвалась. Похоронив мужа, его вдова 20 мая того же года навсегда покинула Америку с четырехмесячной Филадельфией на руках, названной в честь города, который сулил ей, казалось, так много надежд.

Андрей Фозикош

Материалы по теме:

Чех, единоплеменный россиянам

Чех, единоплеменный россиянам: Ищите женщину

Чех, единоплеменный россиянам: Доверяй, но проверяй

Чех, единоплеменный россиянам: Чешская группа поддержки