Чех, единоплеменный россиянам

Три года тому назад общественность России отмечала 170-летие российских железных дорог. В рамках празднования этой годовщины на Витебском вокзале в Санкт-Петербурге состоялось открытие памятника строителю Царскосельской железной дороги Францу Антону Герстнеру , подданному Австро-Венгерской империи.

 Исходя из подданства, его иногда считают австрийцем, но, на самом деле, Франц Антон (Франтишек Антонин) Герстнер родился и учился в Праге и считал себя чехом. Неслучайно на памятной серебряной медали, изготовленной в честь открытия дороги, по периметру лицевой части было написано: «Николай I, достойный преемник Петра Великого, ввёл в России железные дороги», а по периметру реверса: «Строителем первой железной дороги был Франц Герстнер, родом чех, единоплеменный россиянам».

«Железные дороги убили пространство», – написал на заре индустриализации Генрих Гейне, пророча им большое будущее. И действительно, с момента открытия в 1825 году первой железной дороги на паровой тяге Стоктон – Дарлингтон в Англии, новый вид транспорта шагал по планете семимильными шагами. В континентальной Европе к пионерам развития железнодорожного транспорта, наряду с бельгийцами и немцами, относились чехи, не имевшие тогда собственной государственности.

Отец нашего героя, Франц Иосиф фон Герстнер, идейный основатель пражской политехнической школы и её директор, автор многих трудов по механике и астрономии, создал, в частности, проект первой конной железной дороги из Чешских Будейовиц до Линца. Кстати, он не был потомственным дворянином, а получил право на приставку «фон» за заслуги в 1810 году.

Франц Антон мечтал претворить в жизнь проект своего отца и отправился в Англию – родину первых железных дорог, чтобы досконально изучить это дело. И в 1824 г. ему дали концессию на 50 лет для создания и эксплуатации конной железной дороги между Будейовицами и Линцом. Молодой инженер с жаром принимается за дело, но… он неверно оценил затраты, появились финансовые проблемы, и в 1828 г. его сняли с поста руководителя строительства.

Однако, несмотря на управленческие, финансовые и инженерные просчёты Герстнера, его железная дорога, на которой первый пробный пробег состоялся ещё 7 сентября 1827 г. (регулярное грузовое и пассажирское движение открылось 1 августа 1832 г.), получила высокую оценку за рубежом.

Франц Антон был из категории тех битых, за которого двух небитых дают. Не имея возможности реализовать себя в любимом деле на родине, он обращает свои взоры на восток, в необъятную Россию, не имеющую надёжных путей сообщения.

Андрей Фозикош