Свой устав и чужой монастырь

Трудно найти в современной чешской политике тему, которая вызывала бы столько страстей, как достройка АЭС «Темелин». Сама по себе сумма контракта – 20 млрд. евро – как и перспективы приватизации собственника АЭС, чешского энергетического холдинга ČEZ, вызывают приступы острого волнения практически у всех чешских политиков, которые принимают участие в выборах в парламент.

 Названия трёх участников тендера на достройку АЭС «Темелин» политически активные читатели чешской прессы уже знают наизусть – чешско-российский консорциум в составе Škoda JS, «Атомстройэкспорт» и ОКБ «Гидропресс», американская корпорация Westinghouse и французский гигант Areva. И если с последними двумя особых вопросов не возникает, то участие чешско-российского консорциума стало притчей во языцех.

Одно время, в начале этого года, на этапе предварительного отбора участников, кабинет министров ЧР всерьёз намеревался исключить консорциум из тендера, мотивируя это необходимостью защиты интересов государства. Но ČEZ решительно заявил, что исключение чревато судами и проблемами, и консорциум остался в числе участников.

Для каждого из трёх участников победа в тендере на достройку АЭС «Темелин» означает больше, чем просто гигантский заказ. В конце концов, пять атомных блоков, которые собирается построить ČEZ, это капля в море по сравнению с теми сотнями реакторов, которые будут в ближайшее время строиться в Юго-Восточной Азии. Но блоки в Восточной Европе – это вопрос престижа и контроля за стратегической позицией – энергетикой.

В белых перчатках никто сражаться не будет.  В конце концов, не для того американская сторона присылает сюда бывших руководителей ФБР консультантами социал-демократической партии по вопросам борьбы с коррупцией, чтобы проигрывать тендер. И не для того Париж создаёт с чешским правительством постоянно действующую рабочую группу по вопросам энергетики, чтобы потерять контроль над ситуацией. И россияне не для того боролись за вытеснение Westinghouse из поставок топлива на АЭС «Темелин», чтобы легко и просто допустить его победное возвращение.

Но в пылу борьбы гиганты большого атома забывают о том, что есть крохотные, по сравнению с ними, предприятия, которые тоже хотят заработать на атомном ренессансе. И эти предприятия – чешские производители оборудования и технологий для атомной энергетики. Они тихой сапой объединились в общую структуру – Национальный машиностроительный кластер – и начали предлагать свою продукцию и услуги как единый комплекс. И оказались успешными! Только за первый квартал этого года НМК, не рассуждая по поводу занятия стратегических позиций, заключил контракты в Индии и Турции на общую сумму 450 млн. евро.

Объединённые машиностроители выработали единую позицию и выдвинули её в виде требования к правительству – победить в тендере на достройку АЭС «Темелин» сможет только тот участник, который обеспечит размещение не менее 70% заказов на чешских предприятиях. И не стоит удивляться, если это требование станет одним из условий тендера. В чужой монастырь со своим уставом не лезут, а вот монахи могут менять собственный устав, сколько им заблагорассудится…

Наталья Корнелюк

«Чехия сегодня»